Судьба усадьбы

Уютный дом, клумбы с цветами, редкие виды деревьев, пруды и протяжные песни крестьян, парящие в звенящем воздухе на вечерней зорьке. Наверное, именно такой видели свою усадьбу в Полчаниновке Александр Николаевич Минх вместе с женой Варварой Ивановной, сидя за вечерним чаем в любимой беседке. Здесь, в своем доме, он как мог, обустраивал быт и оставил в память о себе необыкновенный парк.

Александр Минх, известный краевед, один из учредителей Саратовской учёной архивной комиссии (СУАК), член Императорского Русского географического общества, Нижегородской, Тамбовской, Владимирской и других архивных комиссий, Саратовского губернского статистического комитета, член-корреспондент Министерства Земледелия, поселился здесь в 1874 году. От Саратова усадьбу отделяет чуть менее пятидесяти километров. Найти ее несложно. Главное, знать, где именно расположен вход в тенистую аллею. Определить, куда идти можно по табличке, говорящей о том, что это место является памятником культурного наследия. Сейчас вход закрыт практически полностью, склонившимися к земле деревьями. Но стоит пройти пару шагов, как по сторонам появляются кирпичные столбы, остатки былых ворот. По всей видимости, гораздо более поздней постройки, нежели усадьба. Еще несколько шагов, и перед нами открылся сам дом. Нетрудно представить, как перед ним, объехав клумбу с цветами, останавливался конный экипаж и высаживал важных гостей.

От былой ухоженности и уюта усадьбы не осталось и следа. Дом смотрит на мир пустотами окон и дверных проемов. Зайти в него с парадного хода нет никакой возможности. Прогнившие доски образовали огромные дыры, и каждый шаг грозит нерадивым исследователям нешуточной опасностью. Пройти в здание можно сбоку. До сих пор тут сохранилась довольно широкая лестница, ведущая на второй этаж. Обрушившиеся балки красноречиво говорят, что лезть внутрь занятие не для слабонервных. Увидеть старинную кладку, оценить качество более чем векового кирпича можно в подвале. Здесь в свое время хранился богатый урожай яблок, собранный в барском фруктовом саду. Сегодняшнее состояние усадьбы весьма плачевно. Запущен и парк, который с такой любовью и увлеченностью основал сам Александр Минх.

- Конечно, я знаю, что Минх сажал здесь деревья, - говорит житель Полчаниновки Василий Федорович. – Да, дом уже развалили, разобрали на стройматериалы. Я слышал, якобы из Германии приезжал его родственник, вроде как правнук, хотел было восстановить усадьбу, но что-то там не получилось. Были приезжие, все клад искали какой-то. Но ни о каких ценных находках я не слышал. Здесь то сельсовет был, то школа. Несколько лет ребята за парком ухаживали. Сейчас школу закрыли и все. Больше там никто не убирается. Обидно. Место историческое, интересное.

История появления здесь дома действительно, захватывающая. Ее впервые изучила и опубликовала свои исследования ботаник, краевед Инна Борисовна Миловидова. Работая в архивах и отыскивая уникальные документы, она выяснила, что в начале 1800 годов эти земли принадлежали помещикам Казариновым, а именно майорше Авдотье Фёдоровне. Люди они были богатые, владели несколькими имениями, постоялыми дворами, 15-ю почтовыми станциями. В Полчаниновке при них были построены ковровая фабрика и постоялые дворы, сооружено шесть прудов, при Минхе уже остался один, ныне существующий.

Здесь размещались оранжерея, был рассажен большой фруктовый сад. Господский же дом в ту пору построили в Большой Ивановке, поскольку следующей владелице, Наталье Михайловне Казариновой, приглянулась находящаяся там дубовая роща. Только в 1853 году муж одной из её дочерей Василий Протопопов построил барский дом в Полчаниновке напротив каменной церкви.

- Для его строительства пришлось не только разобрать ковровую фабрику и оранжерею, - рассказала заведующая отделом природы Саратовского музея краеведения Наталия Пантеева. - Он заставил мужиков выровнять место, буквально срыть гору. Минх в своих записях отмечает, что это была поистине «египетская работа». Пять лет здесь, в свободное от полевых работ время, работали три барщины – Ивановская, Федоровская и Полчаниновская.

Дольше всех, 23 года, в этом доме прожил Александр Николаевич Минх. Однажды он посадил здесь зернышко кедра. Надо отметить, что памятник природы – Полчаниновский парк – это единственный парк с точной датировкой посадки деревьев. И представляете, кедр принялся. Сейчас его уже нет, но его застала И.Б. Миловидова. Это было огромное столетнее дерево, местная достопримечательность. Каждый год кедр плодоносил и местные мальчишки, сбивая с него шишки, лакомились вкусными ядрышками.

Александр Минх родился 4 апреля 1833 г. в с. Грязи Тамбовской губернии. Через десять лет его отец Николай Петрович купил имение в с. Колено Аткарского уезда. Александр получил домашнее образование, а в середине 1840-х гг. отправился на обучение в московскую гимназию на полный пансион. Когда началась Крымская война 1853-1856 гг. он, как и многие молодые дворяне, влекомый патриотическим порывом, с согласия отца, старого майора Екатеринославского кирасирского полка, поступил юнкером в Московский лейб-гвардии драгунский полк. Участвовал в военных действиях, о чём впоследствии напишет в своих «Походных записках».

После окончания войны он поступил в офицерскую школу. Выйдя в отставку в 1861 году, вернулся в родовое имение. Вскоре после отмены крепостного права его назначили мировым посредником по размежеванию помещичьих и крестьянских земель в Аткарском уезде. Об этом позднее он написал воспоминания «Из записок мирового посредника». По окончании работ, связанных с реформой 1861 г., Минх стал мировым судьёй в Саратовском уезде.

В 1875 г. он вышел в отставку и с гражданской службы и посвятил себя общественной деятельности.

Минх оставил описание дома, то, каким он впервые увидел его. «Липовая аллея 45 сажен длины, каменный дом голубого цвета с железной зелёной крышей с мезонином и чугунным балконом, как бы выскочивший из лесу, чтобы тотчас скрыться в густой липовой куртине…»

- Мимо Полчаниновки проходил оживлённый почтово-скотопрогонный тракт на Заволжье, - продолжает Наталия Михайловна. - У пруда был постоялый двор, где отдыхали уставшие путники, водопой для скота. Семья Минха, часто слышала доносившиеся оттуда протяжные народные песни. По мнению Александра Николаевича, «лучшая точка обзора открывалась из беседки, стоявшей на небольшом холме». В его парке помимо лиственных – липы, березы, серебристого тополя, сирени, появились хвойные – ель и сосна обыкновенные, лиственницы, ставшие через 120 лет гигантами более 20-метровой высоты с роскошными кронами и неохватными стволами почти метрового диаметра. К экзотам можно отнести вышеупомянутый кедр, тую складчатую и ель канадскую.

Александр Николаевич очень трогательно описал лежащий вокруг лес, именуемый Круглым по названию горы. В его заметках говорится, как хорош он «в осеннее утро перед ненастным днем, когда он начинает куриться: сотни густых столбов пару, как печной дым, поднимаются из лесной чащи. Затем туманы начинают стлаться и закрывают верхнюю площадку горы, ползут по ее склонам, наполняют долины». Все это напоминало автору, побывавшему в Пятигорске, горы Бештау и Машук.

- Находясь здесь, в парке, ты словно погружаешься в другое время, - продолжает Наталья Пантеева. – Ты представляешь этих людей живыми, видишь, насколько они отличаются от нас сегодняшних. Физически, чувствуешь, как изменилось время, а с ним и уклад жизни. Согласитесь, когда после городской суеты вы приходите в лес, то сразу же улучшается настроение. Вы дышите свежим воздухом, наслаждаетесь пением птиц, успокаиваетесь.

Минх понимал значение природы для человека. С тревогой и болью он отмечал, что лесоистребление доходит до безобразия, что они свой лес берегут, а вот соседи немцы-колонисты свою часть леса почти всю вырубили. В результате речки и пруды стали заноситься илом, мелеть и сохнуть, а Верхний пруд совсем пересох.

Александр Николаевич писал:

«Я далеко не пессимист, но, когда трезво и здраво вглядишься во всё окружающее, когда искренне любишь своё отечество, нельзя не поразиться тем гадким настроением, в которое погружено государство почти всецело. Перелом ли это после крепостной отсталости или одряхление, покажет будущее».

Я преклоняюсь перед такими людьми, как Александр Минх. Он трепетно беспокоился о будущем родного Отечества, старался сохранить традиции. Он понимал, как важно, знать историю, знать и сохранять преемственность для нашего народа. Сохранились сделанные им прекрасные акварельные рисунки. На одном изображён вид из окна, где видны совсем еще молоденькие, посаженные им деревца, ставшие впоследствии исполинами, на другом – вид из беседки, видны пруд и каменная церковь

Наш рассказ я хочу закончить словами Инны Борисовна Миловидовой, прозвучавшими в фильме «Между прошлым и будущим»: «Наследие, полученное от предшественников, заставляет задуматься о том, что мы сами оставим последующим поколениям?» Да, всем следует задуматься над этими словами и озадачиться сохранением природно-культурного наследия родного края, чтобы наши дети и внуки могли увидеть ту самую красоту, которую так усердно старались донести до нас наши предки.

Ольга ЛЕТУВЕТ, фото автора