Дело марксовских браконьеров продолжилось в суде

Мы писали, как марксовца Вячеслава Ломидзе, только что избранного в штаб местной ДНД, на заседании этого штаба по ложным обвинениям, выдвинутым районной полицией, исключили из дружины. Вячеслав не смирился с поклёпом и подал в Марксовский суд иск к райотделу МВД о защите чести и достоинства.

Неприятности у Ломидзе, как вы помните, начались еще зимой. В феврале пресс-служба ГУ МВД сообщала о задержании под Марксом шести человек по подозрению в незаконной охоте. СМИ писали, что браконьеры убивали косуль, удалось обнаружить несколько туш (плюс нашли охотничье оружие). Подозреваемыми стали люди, находившиеся в автомобилях «Тойота Лэнд Крузер», «Лэнд Ровер» и «Лексус».

Затем в распоряжении саратовских изданий оказалась видеозапись, которую сделал участник марксовской добровольной народной дружины Вячеслав Ломидзе. Как писали «Свободные новости», «он зафиксировал на видео, что в остановленном по делу о браконьерстве джипе Lexus находился депутат районного собрания, член регионального политсовета «Единой России» Александр Ключников. Присутствие депутата в машине с любителями нелегальной охоты марксовский общественник подтвердил в беседе с корреспондентом».

По словам Ломидзе, единорос сидел в автомобиле, разговаривая по телефону, а затем покинул место работы полиции на подъехавшей машине. История получила неожиданное продолжение. Но не для браконьеров, а для Ломидзе, которого исключили из ДНД.

На днях судья Александр Уваров признал не соответствующими действительности сведения из письма начальника райотдела МВД Игоря Егорова командиру дружины о привлечении Ломидзе в 2010 году к уголовной ответственности, а также заявление замначальника отдела участковых Сергея Борисова на том заседании штаба, что в отношении Ломидзе велось уголовное преследование.

Суд обязал Марксовский райотдел МВД опровергнуть ложные сведения о Вячеславе Ломидзе в новом письме командиру районной ДНД и в соответствующем сообщении сотрудника отдела на заседании её штаба. Решено также взыскать с отдела МВД в пользу Вячеслава пять тысяч рублей компенсации морального вреда и триста рублей расходов на госпошлину.

Борисов на суде рассказывал, что в райотделе сейчас устанавливается исполнитель подписанной Егоровым справки о привлечении Ломидзе к уголовной ответственности. Бедный, бедный Егоров! Водят его за нос подчинённые, как хотят. Между тем времени и причин усомниться в точности «подсунутой» справки у полковника полиции было достаточно.

Ломидзе поразился, когда начальник отдела районной администрации Елена Ерёмина предложила ему «по собственному желанию» уйти из дружины в связи с тем самым письмом Егорова командиру дружины, почему-то оказавшемуся у Ерёминой. Неделей позже глава администрации Дмитрий Романов поинтересовался у Ломидзе, пришедшего к нему совсем по другому поводу, что за ситуация с тем письмом и есть ли у него судимость. Вячеслав ответил, что для главы минутное дело это выяснить: Ерёмина вот она, под рукой, а на первом этаже администрации расположена территориальная избирательная комиссия, где имеются полные сведения о нём в криминальном отношении, поскольку он участвовал в выборах районного собрания как кандидат в депутаты. Романов обещал разобраться. Разобрался... Ещё через пару недель в администрации под руководством её сотрудников провели собрание районной ДНД и тут же, когда удалились нежелательные, то самое заседание штаба...

Любопытна и реакция областного управления МВД на устроенный в Марксе фарс с исключением дружинника. Заместитель начальника полиции Андрей Астапович в ответе на жалобу Ломидзе на полутора страницах расписывает, кажется, все законодательные основы рассмотрения подобных ситуаций. И приходит к выводу, что против граждан, в отношении которых проводилась проверка, по результатам которой отказано в возбуждении уголовного дела, уголовное преследование не осуществляется. Но тут же заключает: «Однако, по мнению (выделено ред.) МВД России, гражданам, в отношении которых отказано в возбуждении уголовного дела, не рекомендуется находиться в народной дружине».

И никакой ссылки ни на какой кодекс. Чьё мнение, на основании какого нормативного документа, хотя бы служебной инструкции? Ничего. Что же получается, всех, кого когда-либо и почему-либо проверяли органы следует «не пущать» или автоматически, как майор Сергей Борисов, записывать в уголовно преследуемые? Это сколько же тогда у нас бы их стало, особенно в тех же органах?.. Судья Уваров на процессе внятно разъяснил майору: уголовное преследование начинается с возбуждения уголовного дела, но никак не с проверки, тем более с отказом в возбуждении... Да, не таким остался Андрей Евсеевич в памяти Марксовского района, где немало прослужил и твёрдо стоял на букве и духе закона. А тут солидно заявляет: «сотрудниками ОМВД по Марксовскму району давления на членов общественной организации не осуществлялось»

Как это знакомо по бюрократии всех времён: «есть Мнение» - и всё, закон не нужен, нет Закона. А есть, прямо говоря, как в данном случае, полицейский произвол, корпоративная круговая порука, уездное кумовство и совершенное презрение к Закону и справедливости.

Владимир Солданин