Виталий Уланов: «Я добрый, мне проще воевать пойти!»

С Виталием Улановым, саратовским коллекционером, я заочно познакомилась на выставке «Оружейная кладовая». Мы встретились, чтобы поговорить о макетах оружия, но разговор пошел обо всем. Впечатляет личность собеседника, история его семьи, которой не хватает разве что голливудской экранизации, частью которой стали бы Александр Матросов, крейсер «Варяг», восстание тюремных заключенных и много чего другого.

- Вы извините, буду прерываться, - улыбается мой собеседник. В его доме живут пять кошек, мопс и с виду грозная, но с большим сердцем ротвейлер Лана. – Вот, котят пока не раздал, - разводит руками Виталий Викторович. Мопс, восседая на подушке возле хозяина, ловит каждое его слово. Я застала его в Хвалынске, где располагается его «загородная резиденция». С этим городом у Уланова связано много планов.

- Хочу открыть общественный музей на базе Хвалынского сельхозучилища, - поделился он. – Директор Сергей Дементьев очень радеет за это дело. Сейчас в Национальном музее Башкирии выставлена моя коллекция. Идут переговоры, и если все получится, то у меня появятся средства на обустройство этого музея. Выставлю здесь макеты пулеметов ДП-27, ДТ-29, миномета РМ-40, летный шлем, который по преданию принадлежал самому Талалихину. Все эти макеты ранее выставлялись в Музее боевой славы, а теперь постепенно передаются в Хвалынск.

Отдам все самое лучшее. Есть у ГАЗ-67 на ходу. Когда в Балаково мост открывали, эта машина в колонне шла. Побывала она и в Саратове. На 9 мая я приехал в парк Победы на Соколовой горе. Привез с собой патефон, штук двадцать пластинок военного времени, иглы. Песня за песней звучали. То бабушка подойдет: «Сынок, слышала патефон, не поставишь еще пластиночку?», молодежь интересовалась «стариной». В общем, работал как на дискотеке, стер в пух и прах пластинки. Но все прошло замечательно. Не обошлось без инцидента. Там у меня в машине пакет лежал, ребятня лазила по кабине, и, видимо, кто-то его прихватил. А там были осколки кирпичей с Брестской крепости. Я их как раз хотел подарить музею. Ну, ничего, придется еще достать.

- Вы рассказывали, что ваш дед оказался там во время войны?

- Он был очень интересным человеком, работал в НКВД, начальником детской воспитательной колонии №2 в Уфе. И именно там воспитал того самого Александра Матросова, которого на самом деле звали Муртаза. Обычный башкирский паренек, он взял себе другое имя, которое показалось ему более звучным. «Отметился» Матросов и в Саратове. Приехал на поезде, натворил дел на вокзале, его задержали. И дед, надев форму, приехал в транспортную милицию его «отмазывать». Потом, когда тот повзрослел, он сделал его воспитателем в той самой колонии. Матросов ходил по вокзалам, притонам, находил беспризорников и определял под опеку государства. Дети были пристроены и получали профессию. Дня три Матросов прожил у нас дома. Бабушка всегда отзывалась о нем очень хорошо. Правда, пропали две серебряные ложки. Ну, старые привычки, куда денешься.

Война застала деда как раз в районе Брестской крепости. Принял участие в нескольких боях. Вернулся с ранением, но живой. Воевал мужественно. Интересно, что в 1939 году нарком Берия наградил деда именным хромированным пистолетом Коровина с дарственной надписью «Сотруднику Уфимского ГПУ Уланову Афанасию Петровичу за отличную работу». Я так понимаю, получил он его по разнарядке, поскольку ни в каких кровавых операциях не участвовал, палачом не был. Колония под его начальством стала одной из лучших.

Во время войны колонию перепрофилировали, туда направляли военнопленных и военных преступников – диверсантов, полицаев. В 1943 году заключенные решили устроить восстание. Это был единственный раз, когда дед взялся за оружие. Другого выхода не было. У провокаторов нашли множество заточек, и если бы их план удался, дед и вся его семья были бы обречены. Кстати, он меня и назвал Виктором. Так и сказал – будет ВиктОр ВикторОвич! Но бабушка не приняла этого и звала Виталием. Так я и «переименовался». Прекрасный человек был, мастеровитый. Столяр, краснодеревщик. А какой у меня был прадед!

- Вы так хорошо знаете историю своей семьи!

- И горжусь! Он последний, кто уходил с легендарного «Варяга» в Ливерпуле в 1917 году. Старшина-гальванер Харитон Короткий, родом из Полтавы, он был матросом, отвечал за электродвигатели, которые поворачивают пушки в бою. Это очень важно, иначе те будут палить только прямо. В общем, революцию встретил в Англии. Целый год прадед с пятью товарищами добирались до дома. Он мог хорошо подработать, электрики очень ценились в Англии. Шли через Норвегию. Прямо перед революцией прадеда повысили до мичмана, но он не снял свою старую форму. Так и шел через всю Норвегию. В бескозырке с надписью «Варяг». Путь был опасным, до родных добрались только двое. Власть какая была – то красные, то белые, то зеленые, то просто грабители. Прадед много чего привез с собой. В бушлате у него были зашиты золотые гинеи, часы, чайничек. В Башкирии, в районе нынешнего Октябрьского местные баи за несколько монет продали ему участок земли.

Семья была большая. Сестра вышла замуж за пленного австрийца. В 20-х годах приезжала, увозила целый бочонок меда и пару мешков муки. Прадеду повезло, что тесть работал в НКВД. Он настоял, чтобы тот сменил фамилию с Короткий на Короткин. Так было безопаснее.

- Ваша судьба тоже оказалась связана со службой во внутренних войска?

- Да, так получилось нежданно-негаданно. Мы занимались конвоированием, затем нас целым батальоном перевели в ГУФСИн. Я дослужился до майора, начальника отдела безопасности одной из колоний. Увидел жизнь заключенных изнутри. Я принял это как испытание, посланное свыше. Меня уважали, никогда не было отказов от пищи. Мне повезло, я умел убеждать. Да, был один инцидент, обратился за медицинской помощью дедушка с пробитой щекой. Рассказал, как сделал замечание молодому, который шарился по чужим тумбочкам. Тот в ответ ударил его заточкой. Ну, что делать. Взял ремень и отхлестал нарушителя по мягкому месту. Сложно там. Я человек добрый, но лучше воевать буду, чтобы с врагом лицом к лицу. А тут приходилось работать с этими людьми в системе. Много вопросов решал. И деньги добывал сам. Реставрировал по ночам сабли и отправлял в Москву. Заработанные деньги вкладывал в обустройство своего отдела – покупал оборудование, видеокамеры, кабели. В 2008 году вышел на пенсию и решил заняться коллекционированием.

- Вот мы и добрались до нашей основной темы!

- Да, у меня остались те самые дедовы чайнички, я получил выплаты и все жахнул на коллекцию. Собирал я ее по всему миру, пару раз сам лично съездил за границу. Я познакомился с нашей соотечественницей из Англии. Она устроила небольшой бизнес. Есть там один антикварный рынок, где она на выходные предоставляла камеры хранения для товаров, чтобы коллекционеры не таскали их на себе туда – обратно. Она фотографировала экспонаты, и я уже здесь искал покупателей. В благодарность она пополняла мою коллекцию. Иногда мне с почты доставляли огромный ящик, который мы даже фотографировали. Там было все – чайники, английские сервизы, самовары. Вот, последние, кстати, очень тяжело собирать, они сильно ценятся.

Я человек не жадный и несколько лет моя коллекция была выставлена в музее Хвалынска. Была выставка и в Саратове. У меня отобрали порядка двух третей экспонатов и на следующее утро я, как говорится, проснулся знаменитым. Коллекцию оценили в Москве на самом высоком уровне, и я моментально стал «известным саратовским коллекционером». Смешно, конечно. Я скромный, простой и не люблю эти «понты». Моя любимая одежда – кроссовки, джинсы, футболка. Потому что коллекции, особенно, которые связаны с макетами оружия, нелегкие. И их надо таскать на себе, разгружать.

- Вам повезло с женой. Не всякая женщина выдержит столь необычное хобби мужа!

- Марина у меня потрясающая! Да, квартира коллекционера – это ад, состоящий из ящиков и коробок. Моя жена - врач высшей категории. Человек исключительный. В свое время она работала на «скорой помощи». С лекарствами было туго, и Марина покупала их на свои деньги. Делала все, чтобы люди не умирали. Если ей удавалось спасти кому-то жизнь, она буквально светилась от счастья и приезжала домой мрачнее тучи, если пациент не дожидался.

- Что у вас сейчас в приоритете?

- Чайники и самовары. У меня задумка сделать выставку, которая начиналась бы с угольного чайника, и показать все этапы его «эволюции». Еще идея объединить их с саблями и шашками. Показать разные предметы одного времени. Есть очень интересные тенденции в тех же похожих узорах. Мне кажется, это будет очень интересно. Кроме того, на 9 мая в Хвалынске я сделаю интерактивную выставку макетов военного оружия. Так что работы еще много, и это радует. Особое удовольствие доставляет сотрудничество с нашим Областным музеем краеведения и Музеем боевой славы. Там работают потрясающие люди, музейщики, мастера своего дела.

Ольга ЛЕТУВЕТ