Спасители или шпионы?

Мы уже рассказывали о гуманитарной помощи норвежского ученого, полярного исследователя и филантропа Фритьофа Нансена голодающим Саратовской губернии в 1920-х годах. Но не только он откликнулся на русскую трагедию. Самую масштабную работу вела Американская Администрация помощи, которую по первым буквам английской транскрипции называли АРА.

Возглавлял АРА министр торговли США и будущий президент Герберт Гувер. Ее работу спонсировало американское правительство. В 1921 году, когда начался голод, США не имели дипломатических отношений с советской Россией. Для оказания гуманитарной помощи в Риге была подписано специальное соглашение. Сотрудники АРА отправлялись в Россию, где правительство гарантировало им полную свободу и защиту. Персонал мог свободно передвигаться внутри страны по служебным надобностям. АРА по своему усмотрению выбирала сотрудников из числа местного населения и самостоятельно определяла районы оказания помощи.

Из США приехали 300 сотрудников. В АРА устроились работать около 10 тысяч советских граждан. Это давало возможность получать иностранный паек. Важным критерием отбора было знание иностранного языка. Им владели, как правило, представители бывших высших сословий и интеллигенции. Это создавало мнение, что американцы специально набирают людей, негативно настроенных к советской власти. В Саратовской губернии к числу владевших языками относились также потомки немцев Поволжья. В АРА, например, служили бывшие купцы-мукомолы Александр Кондратьевич Рейнеке и его сын Виктор. Ирония заключалась в том, что АРА использовала для своих продовольственных складов в Саратове помещения бывшей мельницы Рейнеке, национализированной после революции.

АРА работала в самых голодающих уездах губернии: Дергачевском, Новоузенском, Покровском, и частично – в Автономной области немцев Поволжья. Руководил этим процессом Дэвид Кинн. По воспоминаниям Алексея Бабина, работавшего в АРА, это был хронический алкоголик. Поддерживать себя в нормальном состоянии Кинну помогал нашатырный спирт. Но этот способ действовал плохо, однажды он потерял секретные документы.

Кутил Кинн в компании коллег по АРА и советских чиновников, отвечающих за борьбу с голодом. Вместе они ходили в притоны, а иногда приводили женщин прямо в контору АРА. Та находилась по адресу Грошовая, 1 угол Александровской. Американцы въехали в здание 15 октября 1921 года и покинули его 23 июня 1923 года. Сейчас на этом месте, на пересечении ул. Дзержинского и Горького, – девятиэтажка. Также для них выделили общежитие на Вольской, 31, что на углу с современной улицей Шевченко.

Аморальное поведение отдельных американцев не влияло на масштабы работы. В январе 1922 года – на пике бедствия, в губернии голодало 1,8 млн человек, из которых 700 тысяч – дети. В это время АРА организовала 308 столовых, где питались более 141 тысячи детей. Еду в столовых получали дети до 14 лет. Каждый ребенок имел входную карточку, на которой делались отметки о посещении столовой. Готовили и раздавали обеды под строгим контролем представителя АРА. Уносить еду домой не разрешали – это гарантировало, что ребенок съест ее сам, а не разделит с домочадцами. Или ее отнимут по дороге.

Взрослым людям выдавали продовольственные пайки. В их состав, кроме привычных продуктов вроде муки, иногда входило сгущённое молоко в банках. За это благотворительную работу американцев прозвали «дипломатией сгущённого молока». Летом 1922 года АРА содержала более 500 тысяч взрослых жителей губернии. С ноября 1921 по август 1922 года выдала 2,6 млн пайков. Также оказывалась медицинская помощь, поставлялись лекарства и одежда.

Не все в этой работе шло гладко. У американцев и советских властей возникали локальные конфликты о разграничении полномочий. За иностранцами «приглядывали». Не собирают ли те информацию о положении на местах, не скупается ли антиквариат и драгоценности, не распространяют ли антисоветские издания. В Саратов из уездов приходили отчеты: «Мистер Кобб 23‐х лет и его переводчик мистер Стефан очень интересуются охотой, барышнями, пикниками».

Опасались, что американские посылочные пункты по всей стране в случае повторной интервенции могут стать ее базами. А сотрудники АРА, большая часть которых были военными и бывшими белогвардейцами, примут в этом участие. Подозрения в военных мятежах не подтвердились. Но в валютном мошенничестве, скупке золота, произведений искусства и попытках вывести это за границу их уличали. Правда, все эти случаи происходили в других регионах.

В июле 1923 года Совет народных комиссаров СССР поблагодарил американцев, с помощью «бескорыстных усилий которых были спасены от смерти миллионы людей всех возрастов». В стране АРА кормила 10,4 млн человек. За время кампании американцы ввезли более 500 тысяч тонн продовольствия, одежды и медикаментов. В Саратовскую губернию шла не столь значительная часть этого – около 10%. Но и этого достаточно, чтобы быть благодарными.

Татьяна БОНДАРЕНКО, фото из архива автора