Сиена — город, победивший суету

В одном из красивейших городов Тосканы Сиене время застыло, как в капле янтаря. Эту янтарность заметил еще Гумилев. Про «глубокую чистоту образа», «незамутненную душу», удивительную цельность города в начале ХХ века с восторгом писал историк и искусствовед Павел Муратов, зачарованный певец Италии. Расположенная совсем рядом с Флоренцией, она удивительным образом спрятана от праздных любопытных. Чтобы увидеть это чудо, сюда нужно специально ехать. И, приехав, оставить здесь свое сердце.

Сиена постоянно меняет цвет: сепия под луной, терракота в сумерках, охра на рассвете, нежно-абрикосовая акварель на закате. Но всегда это оттенки янтаря — далекого, не из этих мест, закаленного совсем другим небом. Хотя город — более итальянский и вообразить сложно. Одно название чего стоит! По легенде, город был основан племянниками Ромула и сыновьями Рема Сением и Аскием. И изображение волчицы, кормящей младенцев, присутствует. И геральдические цвета города — черный и белый — повторяют цвета лошадей, на которых дети Рема бежали из Рима. При этом гербы с собственной символикой имеют и все кварталы города, контрады, которых сейчас насчитывается 17, и каждый имеет свое название: Дракон, Волчица, Черепаха, Сова, Гусеница и проч.

Как в капле смолы, как в янтаре застыло, сохранилось в Сиене все, что было создано века назад: таким, как мыслилось творцами, архитекторами, строителями. Каждый камень в мостовой находится на своем месте чуть ли не с начала времен. Средневековая площадь у подножия трех городских холмов, формой напоминающая гигантскую ракушку, по-прежнему одна из самых больших и красивых в Италии, ее окружают дворцы и дома, построенные почти в одно с ней время. Середина 12-го века — площадь обустроена горожанами для торговых дел. Тогда Сиеной правили гибеллины, сторонники императора, они изгнали епископа и сделали свой город могущественней Флоренции. Потом пришли гвельфы и установили в городе папскую власть.

Но, «все проходит, как тень», и, говоря словами Гумилева, «гибеллины и гвельфы рядом Задремали в гробах с гербами». Кто помнит о них? Кто воспоминает, при ком в конце 13-го века на площади был построен Дворец Коммуны, а в начале 14-го — Башня Обжоры, высотой в 102 метра, одна из самых высоких в Италии? Современные строители удивляются, как выстояла столько столетий башня, построенная из обычного известняка. Горожане знают, как: в основании башни заложены монетки на счастье, а по углам ее замурованы камни с католическими и еврейскими молитвами — и ничего плохого с башней не может случиться. А в неромантическом названии виноват первый смотритель башни, который очень любил поесть. Хотя в Тоскане это не редкость. И уж точно не порок!

Сама площадь хранит вещественное напоминание о своей истории — вымощенная красным кирпичом она разделена белыми полосами на девять частей, по количеству правителей - представителей самых влиятельных семей Сиены («власть девяти»), их дома идеально ровной линией обступают площадь по краю. На площади собирались выяснять отношения и представители вечно враждующих между собой контрад. В середине 14-го века на площади появилась часовня — в благодарность Богородице за спасение от чумы. Последний штрих — Фонтан радости, возведенный на месте, где в начале 15-го века сиенцы увидели забивший из-под земли источник — это заработал городской водопровод.

Соперничество контрад — тоже запечатленная эмоция, остановленное время: оно продолжается по сей день и называется Палио — конные соревнования, к которым задолго и серьезно готовятся, собирая союзников и дразня соперников. В этом соревновании побеждает конь — а всадник может делать все, что угодно, чтобы помешать всем остальным прийти раньше него.

Беломраморный кафедральный собор Сиены — торжество и роскошь итальянской готики. Его строительство началось в 1220 году и продолжалось полтора века. Его внутреннее убранство поражает — роскошные мраморные мозаики на полу с изображениями сивилл и евангельскими сюжетами, статуи работы Микеланджело и Якопо делла Кверча. В левом нефе собора невероятной красоты библиотека с редчайшими средневековыми иллюминированными рукописями.

Про этот волшебный город можно слагать оды и мадригалы, петь диферамбы и каватины. Но закончить хочется вновь словами Павла Муратова, которые и сегодня вполне актуальны:

«Она до сих пор не знает никаких противоречий обаянию своей старины, ни одной малейшей чуждой ноты не услышит здесь самое чуткое ухо. Все мелкое, будничное и наносное, что приносит с собой современность, бессильно переделать по-своему этот город. Кажется, что все минутное сгорает здесь в красном огне, которым пылает Сьена на осеннем закате».

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора