Шоу зомби

У российской интеллигенции есть не особо древняя, но очень устойчивая традиция. В Новый год она, интеллигенция, садится к телевизору и начинает щелкать пультом. Поскольку в иные дни года интеллигенция проклятый зомбоящик презирает и игнорирует, увиденное, разумеется, приводит смотрящих в ужас и возмущение.

Не знаю, имею ли я право причислять себя к интеллигенции (с другой стороны, а кто ж еще? пролетарии колонок в газеты не пишут), но традицию чту и блюду свято, по крайней мере, в первой ее части. То есть, выпивши, съевши и сказавши, что положено, я завладеваю пультом и совершаю привычное путешествие по каналам, начиная с первой кнопки. Правда, не ужасаюсь. И даже не особо возмущаюсь. Наверное, не интеллигент все-таки. Или просто дело в том, что ну сколько ж можно ужасаться-то. Я ведь ничего нового или неожиданного не увидел. Даже завидно, как это так у людей получается каждый год – память, что ли, такая короткая, что за год забывают о существовании Максима Галкина и Аллы Пугачевой.

А у меня, к сожалению, память подольше, и я прекрасно помню, что и год назад всё это видел, и два, и десять. На первых кнопках – шоу бессмертных (или зомби – кому как больше нравится) отечественных звезд, дальше бесконечные дискотеки восьмидесятых с такими же бессмертными импортными «звездами» (в кавычках, потому что там-то они экс-звезды, в отличие от наших). Весь фестиваль Сан-Ремо тридцатилетней давности в полном составе. Пупо, Аль Бано, «Рикки э повери» - господи, да я и в такси их уже давно не слышу, а вот поди ж ты. Короче говоря, за эти лет десять я прошел уже все классические стадии принятия неизбежного. Отрицание («поверить не могу!»), гнев («когда же это кончится?!»), торг («ну ладно, в конце концов, людям должно же надоесть»), депрессия («нет никакой надежды, это будет длиться вечно») – всё это было. Наступило время принятия и примирения.

А куда деваться. Людям нравится. Или, по крайней мере, всех всё устраивает. Телеканалы уж точно всё устраивает – не нужно ломать голову, что-то там выдумывать. Кого надо обзвонил, прайс-листы сверил, смету утвердил. С новым счастьем, граждане! Участников шоу тем более всё устраивает, еще бы. А что там не устраивает интеллигенцию, вряд ли кому-то интересно, прежде всего, потому, что она (по ее же словам) телевизор вовсе не смотрит.

Остался зритель – так и его, судя по рейтингам и опросам, всё устраивает. И зрителя тоже можно понять. Он, зритель, человек уже немолодой, повидал разное. Ощутил, так сказать, на своих боках старинное китайское проклятье «чтоб ты жил в эпоху перемен». Поэтому и мысли у него какие-то древнекитайские. То ли Конфуций, то ли Лао Цзы. То ли Мао Цзедун. Что-то там про колесо Дхармы, короче. Пусть всё вертится в замкнутом кругу, из года в год по одному и тому же маршруту. Сотни лет и день и ночь вращается карусель-Земля, как пела Мэри Поппинс тридцать лет назад.

Ну, карусель, да. На одной лошадке Киркоров, на другой Галкин и так далее, по списку. Другого-то содержания у этого праздника, по сути, и нету. Да и никакого содержания у него нету, одна атрибутика, из которой половина от Рождества заимствована, а половина унаследована из СССР. Стало быть, елка и оливье, шампанское и мандарины, «Ирония судьбы» и «голубой огонек» - из всего этого и складывается Новый год. Убери любой элемент – и праздника не будет. Без оливье еще как-то можно обойтись (хотя тоже святотатство, конечно), но без «голубого огонька» уж точно никак. А у советского новогоднего шоу свои каноны и требования к составу участников. Наряду с талантливой молодежью обязательно должны присутствовать заслуженные мастера культуры. Вот они и присутствуют. Небось, в восьмидесятом на Кобзона в телевизоре никто не жаловался, а сейчас почему-то недовольны. А, что? Кто-то и тогда был недоволен? Ну, это уж вовсе какой-то враг народа. Хуже того волка, который Дедом Морозом прикинулся, чтобы зайчат украсть. «Четыре сыночка и лапочка-дочка». Видите, вот оно, новогоднее-то настроение. Вот так оно и делается, так и возникает. Из сладкой ностальгии, знакомых с детства вкусов и запахов. И знакомых с детства лиц на экране (давно уже не голубом, но неважно). Без них карусель не закрутится. Кто недоволен, тот пусть и не едет, а мы, пожалуй, прокатимся.

И не расслабляться, у нас еще старый Новый год впереди!

Степан ПРОБКА