Шесть миллионов за билет домой

В безвыходное положение попала саратовская семья Светланы и Сергея Ивановых -  выехав в Израиль для лечения их маленькой внучки, они никак не могут вернуться, внезапно превратившись в пленников. 

По прилету в гостинице мужчине стало плохо. Приехавшие на вызов врачи срочно его госпитализировали и сделали операцию. Выставленный после нее счет привел родных в шок – 88 000 долларов, то есть порядка шести миллионов рублей. Пока долг не погашен, Ивановы остаются в «земле обетованной». Чтобы выручить Сергея, родные и близкие организовали сбор средств. Подробности этой, еще не окончившейся истории нам рассказала близкая подруга семьи Ирина Гусева.

- Ирина, как получилось, что Ивановы оказались в таком положении?

- 21 августа моя подруга Юля вместе со своей дочкой Лерочкой вылетели в Израиль. Малышке должны были сделать операцию на глаза. У нее врожденный порок – эктопия хрусталика обоих глаз. В Москве, в институте Гельмгольца, на такое не пошли. Юле порекомендовали обратиться в израильскую клинику к одному из самых известных врачей. Они съездили туда в конце июне, их согласились взять, и дали благоприятный прогноз. Сумма за операцию составила 26 000 долларов. Какая-то часть денег у них была, какую-то сумму собрали по родственникам. Юля воспитывает дочь одна, помогают ей только родители. Бабушка с дедушкой так переживали из-за внучки, что решили лететь вместе с ними, чтобы быть рядом и поддержать своих самых дорогих и любимых. Видимо, напряжение оказалось очень сильным, и Сергей не выдержал.

- Когда случилась беда?

- По прилету все было хорошо. Представители медицинской фирмы, которые организовали поездку, встретили их в аэропорту Тель-Авива и перевезли в Иерусалим. Поселились они в гостинице при клинике. 22 августа в 4 утра дедушке стало плохо. У него закружилась голова, стало тошнить, потом начал заваливаться язык, отнялись ноги. В панике Юля стучалась во все номера. На помощь пришла женщина, которая их встречала, агент медфирмы. Увидев состояние Сергея, она сразу же вызвала «скорую помощь». Дедушку госпитализировали. Уже в шесть утра его осмотрел профессор, который после проведения МРТ сделал однозначный вывод – нужна срочная операция. Диагноз - «острый ишемический инсульт» и полная окклюзия базилярной артерии мозга. К этому моменту Сергей уже впал в кому, счет шел на минуты. Жена дала согласие, попросила спасти мужа. К тому же по законам Израиля врачи обязаны в первую очередь оказать необходимую помощь. Профессор поступил как настоящий врач, главное для него было спасти жизнь человеку. Операция длилась три часа. Сергею установили пластину, которая поддерживает аорту, после его перевезли в палату интенсивной терапии. Через сутки вывели из комы. Врачи сказали, что он выживет, что все идет нормально.

- Почему возникли такие серьезные проблемы?

- Перед вылетом Сергей оформил страховку на всех, кроме себя. Решил сэкономить. Никогда ничем не болел, не знал, какие таблетки от чего принимают. По правилам он должен был сделать это за четыре дня до вылета. Уже там, когда все произошло, врачи спрашивали про страховку, но делать что-либо было поздно. Профессор же даже слушать ни о чем не хотел. Для него было важно помочь умирающему человеку. Счет принесли в шесть вечера. За обследование, операцию, и соцпакет, в который вошли 14 дней пребывания в клинике, а это обязательное условие для таких больных, Сергею насчитали 88 тысяч долларов. Конечно, они знали, что им придется заплатить, но не думали, что так много! Была бы страховка, она бы покрыла большую часть затрат. Юля позвонила мне. Она не знала, что делать, денег таких у нее, конечно, нет, но выплачивать долг надо.

- Насколько я знаю, вы сразу же попытались помочь подруге.

- Да, я тут же выложила всю информацию в соцсети. Позвонила в клинику, и мне прислали всю необходимую информацию. 23 августа вышел сюжет на НТВ, 24-го – на телеканале Россия 24. Мы начали собирать деньги. На сегодня на счету 1,19 млн. Но в целом долг составляет порядка шести миллионов.

- Как Сергей себя сейчас чувствует?

- Болезнь дала осложнения на глаза, память, речь. Он практически не может разговаривать. Видит мутно, но узнает жену и дочь по голосу. Когда Сергей пришел в себя после операции, первое, что он попытался спросить – про Леру. Он помнит, что поехал на операцию, но не осознает, что произошло с ним. Сергей может держать ложку, бокал, то есть руки у него двигаются. Врачи пытались его посадить, но пока не получилось. Хотя по их прогнозам ходить он будет.

- Что с ними будет дальше?

- По законам Израиля Сергея и его жену не выпустят через границу, пока они не погасят большую часть долга. Накануне в Саратов прилетели Юля с дочкой. Сейчас она пытается найти деньги хоть где-то. Но представьте себе – откуда у мамы, воспитывающей дочь, такие средства, для нее это очень тяжелое бремя.

- Как сейчас развивается ситуация?

- Светлана живет в гостинице, куда ее определили изначально, сутки стоят 80 долларов. По выезду им нужно будет заплатить за жилье. Весь день она проводит с мужем в клинике и поздно вечером возвращается в номер. Его выписали 12 сентября, дольше держать не могут. Оплата сверху составит 1500 долларов в сутки. Причем, я звонила в клиники Тель-Авива, там стоимость составляет 800 долларов. Почему такая разница, неизвестно. Я просила пересчитать, сделать скидку, но мне отказали. Сказали, что я могу жаловаться, куда и сколько угодно, это частная клиника, и они вправе устанавливать цены, которые считают нужными.
Светлана забрала мужа в гостиницу. В консульстве нам сказали, что они могут жить в Израиле хоть всю оставшуюся жизнь. Выгнать их не выгонят, плохого ничего не сделают, но через таможню не пропустят. Врачи говорят, что Сергею необходима вторая операция, но обеспечить необходимый уход там будет невозможно. Мы хотим положить его в российскую клинику и продолжить лечение уже здесь. Я обращалась во все возможные фонды, и мне везде отказали. Там, в основном, помогают больным деткам. Я написала официальное письмо Президенту России, обратилась в Министерство иностранных дел. МИД прислал ответ на электронную почту, что нам отказывает в помощи, поскольку Сергей сам виноват, что не оформил страховку. По нашим законам он был обязан это сделать. А по законам Израиля должен выплатить долг. Нам отказали в Консульстве. Я обращалась к представителям различных политических партий, все бесполезно.

- Лере операцию сделали?

- Да, ее прооперировали в тот же день в 14.00. Поскольку деньги на ее операцию были на руках, их сразу же заплатили. Операция прошла удачно, врач очень довольна результатом. Все хорошо. Ей сделали очки на +15 на оба глаза. Но она в них видит! Они очень тяжелые, у нее носик, ушки, красные до синяков, но снимать их нельзя. Надо, чтобы зрение разрабатывалось. Сейчас она видит людей, игрушки, бегает по площадке. До операции все это для нее было недоступно. Единственно, что она могла видеть – крошечную точку вдалеке. Сейчас она берет даже мелкие предметы, играет с ними. Для нее открылся целый мир. Через четыре месяца надо ехать в Москву, заказывать другие очки, которые будут уже на минус, чтобы зрение работало в другую сторону. И так – целый год. Через пять лет ей сделают еще одну операцию и потом, когда ей вживят протезы, надевая линзы, она сможет видеть уже без очков.

- Что сегодня можно сделать для этой семьи?

- Единственно, что мы можем сделать, обратиться за помощью к людям. Чтобы дедушка Лерочки оказался рядом с ней, необходимо добрать оставшуюся сумму. Родные и друзья уже помогли в силу своих возможностей. Мы будем благодарны каждому, кто не оставит нас в такой момент и протянет руку помощи. Вот наши реквизиты для перевода.

Карта Сбербанка 639002569000446945 Вера Николаевна Булдина.

Ольга ЛЕТУВЕТ