Сен-Мало — столица пиратов и колыбель первооткрывателей

Бретань — очень не французский регион Франции. Здесь все не так, все иначе: язык, архитектура, традиционные костюмы, кухня. Некоторые местные жители идут еще дальше — так, например, жители города Сен-Мало сделали своим девизом фразу «Не французы, не бретонцы, но малуанцы».

Город назван в честь одного из семи кельтских святых основателей Бретани Святого Мало, знаменитого проповедника, обратившего в христианство жителей этих мест. Город знаменит неприступной крепостью и самыми высокими во Франции морскими приливами (14 метров!), которые для беспечных туристов и сегодня представляют собой реальную опасность.

Еще до прихода с проповедями в 6-м веке Св. Мало здесь был укрепленный римский порт. В середине 12-го века стратегическое положение порта, который к тому времени уже превратился в город, взял себе имя подвижника и завел собственного епископа, становится причиной постоянных конфликтов между Бретанью и Францией. Короткое королевское владычество сменяется вновь властью бретонских герцогов. В конце 15-го века город опять становится французским. А через сто лет, в 1590 году, провозглашает собственную независимость и становится Республикой Сен-Мало. Независимость продлилась всего 4 года и закончилась с очередным переходом Генриха IV в католицизм. Именно тогда он сказал, что «Париж стоит мессы», тем более что в данном случае месса обеспечила королю Наварры французский престол. Поскольку малуанцы традиционно хранили верность Наварре, то вместе с ней ушли под сень французских лилий.

Все это время, вне зависимости от официального подчинения, город был настоящей пиратской столицей. Впрочем, не только корсары уходили от этих берегов за своей добычей, отсюда же отправлялись и торговые суда, и корабли путешественников и первооткрывателей. Среди них был Жак Картье, открывший и исследовавший Канаду.

17-й век стал для Сен-Мало периодом невероятного экономического подъема. В это время налаживается постоянная торговля с не так давно открытой Америкой и Индией. Судовладельцы, все больше числом и богаче год от года, внутри крепостных стен строили красивые дома, меняя облик города.

Новую страницу славы города написал уроженец Сен-Мало, писатель, политик и дипломат Франсуа Рене де Шатобриан. Он так любил свой город, что мечтал быть похороненным возле него, на островке Гранд-Бе. К этому событию он стал готовиться загодя и еще в 60-летнем возрасте подал соответствующее прошение властям. Несмотря на то, что Шатобриан был членом Французской Академии, был хорошо известен и даже знаменит как романист, ему отказали на том основании, что остров является военной территорией. Только через несколько лет одному из его страстных поклонников удалось получить все необходимые подписи. Сейчас к могиле Шатобриана (но только во время отлива!) идет целая вереница любителей его творчества и туристов.

20-й век стал для города трагичным. В августе 1944 года его жестоко бомбила американская авиация — согласно разведданным, как позже выяснилось, ошибочным, в крепости находился многочисленный немецкий гарнизон. Бомбами и пожаром было разрушено 80 процентов старого города. Выстояла только крепостная стена 12-го века. Эта стена столько раз защищала город от нападений, что изображение ее подъемной решетки на входе в город есть даже на гербе. Еще на гербе изображены собаки, и тоже не просто так. С 12-го века огромные мастифы охраняли город от пиратов, разбойников и прочих лихих людей. Каждую ночь их выпускали и каждое утро загоняли в специальный загон, звуком горна оповещая горожан, что они могут безбоязненно выходить на улицы. Собачья служба закончилась в конце 18-го века, после того как какой-то отчаянный офицер решил сократить путь домой и перелез через стену — собаки набросились и разорвали несчастного.

После войны город полностью реконструировали — в строгом соответствии с исторической правдой. Вплоть до использования сохранившихся пронумерованных старых камней. И сегодня практически невозможно отличить «новодел» от аутентичных зданий, тем более что вольный дух пиратской столицы неподвластен времени и обстоятельствам.

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора