«Семнадцатый» роковой. Июль-август

«Репортёр» продолжает вспоминать 1917 год, ставший судьбоносным в истории России и Саратова, но неоднозначно оцениваемый спустя столетие. Источники – газеты тех лет, письма современников, архивные документы. На дворе июль-август 1917-го, период Корниловского мятежа, когда у страны, по оценкам историков, был последний шанс свернуть с большевистского пути.

Саратовские «университеты» Кагановича

К тому времени в ряде мест Саратовской губернии (Царицыне, Вольске, Кузнецке, Балашове) буржуазии при поддержке меньшевиков и эсеров удалось ослабить позиции большевиков. Выборы в Саратовскую городскую Думу проходили 9 июля и обеспечили победу социалистам. Председателем Думы был избран меньшевик Д.К. Чертков, а городским головой – эсер Л.А. Мукосеев. Успех эсеров и меньшевиков на выборах в Саратове отражал общую тенденцию: то же произошло и в уездах губернии.

Но с ликвидацией корниловщины изменилась и общественно-политическая ситуация в стране. Угроза военной диктатуры справа исчезла, зато возникла угроза диктатуры пролетариата слева, к чему звали большевики, провозгласившие лозунг «Вся власть Советам!»

На многолюдных митингах и собраниях рабочие, солдаты и крестьяне выражали недоверие буржуазному правительству, осуждали соглашательскую политику эсеров и меньшевиков, а по важнейшим вопросам экономической и политической жизни страны принимали программу большевиков. 31 августа, в тот же день, что и Петроградский Совет, большевистскую резолюцию принял Саратовский Совет рабочих и солдатских депутатов.

На экстренном собрании губернского земства был поднят вопрос об удалении дворян Саратовской губернии из земства.

К слову, в июле 1917 года в Саратове находился Л.М. Каганович (будущий "вождь московских большевиков" и всесильный сталинский нарком), который тогда являлся солдатом 92-го запасного пехотного полка. Молодой солдат, имевший уже семилетний опыт нелегальной партийной работы и хорошие данные оратора и агитатора, занимал заметное место в саратовской организации большевиков. Он был членом исполкома Совета и руководителем местной организации РСДРП. От Саратовского гарнизона Каганович участвовал во Всероссийской конференции большевистских военных партийных организаций.

Газетной строкой

Между тем, Первая мировая война вызвала перемещение огромных людских масс. В Саратовской губернии за эти годы было призвано 47% трудоспособных мужчин, большую часть которых составляло крестьянство. Однако к 1917 году население Саратова и пригородов насчитывало уже около 300 тысяч человек.

Война отчасти изменила этнический и социальный облик Саратова. К осени 1917 года в губернии оказалось более 20 тысяч поляков, 6 тысяч евреев и тысячи латышей. Из Киева прибыли университет и коммерческий институт с тысячами студентов и преподавателей.

Большинство населения губернии в политической борьбе участия не принимало, стараясь по мере возможности противостоять накапливающимся в это смутное время экономическим, криминальным и бытовым проблемам. Еще продолжали выходить некоторые из «старорежимных» газет. Например, «Русские ведомости».

«В Вольске вследствие участившихся краж и убийств учреждена обще-обывательская охрана города, - пишет издание. - Позже 10 часов вечера воспрещается появляться на улице без документов, удостоверяющих личность».

«В Саратов доставили 180 пленных германских офицеров, взятых в последних боях».

«По инициативе совета рабочих депутатов, состоялось многолюдное собрание мельничных рабочих, решивших в виду важности в настоящий момент работы мельниц, прекратить забастовку и передать вопрос о прибавках в примирительную камеру. Работы на мельницах возобновились».

«Покровские крестьяне подали протесты на выборы в Думу, указывая, что прошли чуждые городу люди».

«За отсутствием зерна прекратила работу крупная мельница Степашкина».

«В Саратове - обувной и мануфактурный голод. Около магазина «Скороход» - тысячная толпа. Обувь продают по ордерам комиссара».

«В губернии началась уборка хлеба. Ощущается острый недостаток в рабочих руках, сельскохозяйственных машинах и орудиях. Нельзя получить даже такой вещи, как серп. Крестьянину приходится надрываться, не спрашивая о восьмичасовом дне. Особенно в тяжелом положении находятся семьи мобилизованных».

«В Саратов переводится большевистский полк из Царицына».

Газета «Саратовский листок» выдает свои новости.

«Доведены до сведения «заинтересованных лиц» нормы продовольствия служащим на судах Волги: 40 фунтов ржаной муки, по 2 фунта сахара, по одной четверти чая, по полфунта махорки, по 1 фунту подсолнечного масла на едока в месяц».

«Салтыковский волостной исполнительный комитет Аткарского уезда просит губисполком возбудить ходатайство об аресте ленинской партии и самого Ленина».

«Солдаты-пехотинцы, прогоняя городской караул, ежедневно воруют картофель, выращиваемый хозяйственным способом на полях за усадьбой Колюбанова для городских учреждений. Городская управа срочно обратилась к начальнику гарнизона с просьбой поставить на картофельных полях военную охрану».

Критическое положение

Не молчат и новые издания. «В ряде приходов крестьяне конфисковали церковные земли. Причты ходатайствуют перед комиссаром о возвращении им отобранных земель», - сообщает газета «Труд».

«В настоящее время в губернии на сельскохозяйственных работах находятся военнопленные итальянцы. Губернский комиссар просит дать подробные сведения о них», - информирует «Пролетарий Поволжья».

Другие СМИ пишут. «Общее собрание служащих и рабочих саратовских трамваев и освещения вынесло резолюцию об объявлении забастовки в случае, если бельгийская компания не удовлетворит предъявленные рабочими требования и будет продолжать игнорировать постановление городской думы о повышении тарифа на проезд и освещение».

«Необходимо перестроить крышу Крытого рынка, так как она пропускает слишком много света и в настоящее время застилается досками и железными листами, что безобразит внешний вид здания», - приводит мнение специалистов одна из газет.

С фронта приходят не менее громкие известия. В русской армии войсковым комитетам запрещено обсуждать боевые приказы командиров, на фронте введена смертная казнь и учреждены военно-полевые суды.

А городское Самоуправление Саратова возбудило ходатайство об отнесении Саратова к числу голодающих городов и о выводе из него эвакуированных, «так как в городе уже критическое положение с продовольствием».

Однако по-настоящему критическое положение было еще впереди.

АФАНАСИЙ ТЕМНЫЙ