Маттерхорн — швейцарский символ отчаянной смелости

Церматт — одно из мест, изящно объединившее в себе и невероятную, настоящую мировую, популярность, и изрядную долю таинственности. Его жизнь строго регламентирована, что не мешает оставаться городку одним из самых популярных мировых курортов. Городочек-шкатулка в окружении швейцарских Альп, любая фотография — открытка с видом…

Практически каждое здание в Церматте — отель или старинное деревянное шале, с крышей из натурального камня (обязательное условие для здешних построек в целях сохранения целостности и аутентичности). Местного населения меньше 6 тысяч, каждый день оно прирастает туристами, число которых доходит порой до 20 тысяч. Здесь запрещены автомобили, про автобусы и речи нет. Добраться сюда можно лишь на поезде, а модников ждут запряженные кареты.

Сюда со всей планеты приезжают покататься по лыжным трассам, одним из лучших в Швейцарии, настоящий горнолыжный рай, а также для чтобы хоть раз в жизни своими глазами увидеть символ Швейцарии – роскошную и строгую пирамидальную вершину Маттерхорн (три грани обращены к Швейцарии, четвертая смотрит на Италию), самую высокую в стране (почти 4,5 тысячи метров), которую называют самой фотографируемой в Старом Свете. На смотровую площадку напротив Маттерхорна тоже можно добраться только на поезде, который неспешно демонстрирует туристам все горные прелести. Внизу поездка — сама по себе музейная экскурсия - начинается с ахов и охов, чем ближе к верхней точке, тем явственней комок в горле — от перехватывающей дух красоты.

Вокруг Маттерхорна еще толпа четырехтысячников — больше 35 в одном месте! Горы суровые, неприступные, в вечных льдах - готовая натура для кино про альпинистов, для рассказов о спасательных экспедициях и героизме проводников. Однако именно с Маттерхорном связаны легенды и печальные тайны здешних мест. Примечательно, что название Церматт обозначает «по направлению к лугу», а Маттерхорн - «вершина на лугу» (или «луг вокруг вершины»). Попытки покорить непокорное начались еще в 18-м веке, первым стал швейцарский геолог де Соссюр, который впечатлился формой горы, сделал первую попытку измерить ее высоту и пришел к выводу, что восхождение на нее невозможно.

К середине 19-го века вышло несколько трудов, посвященных Маттерхорну, в путеводителях его называли самой живописной вершиной, сюда потянулись художники, которые в свою очередь своими пейзажами сделали Церматту рекламу в среде английской элиты. Но для восхождения Маттерхон оставался по-прежнему недоступным.

В 1865 году в Церматте появился англичанин Эдуард Уимпер. Точнее, он туда вернулся — в течение трех лет он предпринял 7 безуспешных попытков одолеть вершину, за это время однажды ему удалось достичь рекордных 4100 метров. Первая попытка в этом году тоже была неудачной, почти смертельной — вокруг путешественника и проводников начались камнепады. Надо сказать, что к тому времени Маттерхорн стал последним непокоренным из великих четырехтысячников и потому рассматривался как желанный трофей и английскими, и итальянскими альпинистами и учеными. А подняться на его пик стало делом престижа и конкуренции.

13 июля 1865 года Эдуард Уимпер с тремя английскими альпинистами и тремя проводниками — Мишель Кро и отец и сын Таугвальдеры — отправились в путь. Утром второго дня они достигли 4270 метров. Первым делом Умпер удостоверился, что на снегу не было ни одного отпечатка — они пришли первыми! И через несколько часов они ступили на вершину Маттерхорна. Далеко внизу виднелась итальянская группа альпинистов.

Через час, сложив на пике пирамиду из камней, англичане с проводниками начали спускаться. Таугвальдер-старший и Уимпер замыкали процессию. Вдруг проводник, шедший первым, подскользнулся и упал, вслед за собой он повлек остальных. Удержаться на почти отвесной скале удалось только Уимперу и Туагвальдеру. Вскоре веревка не выдержала веса и порвалась… Вниз на следующий день вернулись только двое выживших. Тут же была организована спасательная экспедиция, тела проводника и двух англичан были найдены...

Вокруг восхождения поднялся страшный скандал. Королева Виктория даже собиралась издать указ, запрещающий англичанам впредь подниматься на Маттерхорн. Таугвальдера-старшего обвиняли в том, что он намеренно перерезал веревку, пожертвовав собственным сыном. Но суд проводника оправдал.

Покорением Маттерхорна завершился «золотой век альпинизма», в его музее хранятся личные вещи участников той экспедиции, включая и моток злосчастной веревки. А споры вокруг вины и беды Таугвальдера продолжаются и по сей день. Однако горделивая и суровая красота Маттерхорна заставляет забыть об этой страшной трагедии — она позволяет любоваться и восхищаться собой, а также смельчаками, которые по-прежнему штурмуют ее льды.

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора