Кому выгодно развалить «Торэкс»?

Процесс по делу «Торэкса» апелляционным судом Двенадцатого арбитражного суда после удовлетворения ходатайства ответчиков о проведении повторной судебно-оценочной экспертизы приостановлен. До 25 декабря будет осуществлена новая экспертиза. Тем временем учредители «Торэкса» продолжают бить во все колокола, рассказывая о том, как действия нечистых на руку дельцов способны привести к остановке стратегически важного для региона предприятия.

Выход Мухитдинова

Учредители ООО «Торэкс» обращаются во все инстанции, поскольку надеются сохранить предприятие. Была, в частности, встреча с губернатором Валерием Радаевым и зампредом областного правительства Александром Бурениным. Глава региона пообещал во всем разобраться. Надо полагать, Валерия Радаева тоже пугает перспектива лишиться крупнейшего налогоплательщика. Представляете, какой будет скандал?!

А еще руководство «Торэкса» обратилось за помощью к спикеру Саратовской областной думы Ивану Кузьмину с просьбой передать письмо Председателю Государственной думы РФ Вячеславу Володину, в котором сообщается:

«Вынуждены обратиться к Вам как организаторы и создатели ООО «Торэкс» в связи с крайне неблагоприятной обстановкой, сложившейся на предприятии, учредителями которого мы являемся. Мы выражаем свою озабоченность о судьбе Общества в связи с попыткой определенной части недобросовестных людей, действующих из меркантильных соображений, которые используя подложные документы, намерены развалить завод и оставить без работы 1200 человек, проживающих на территории г. Саратова…»

Тут, пожалуй, стоит вкратце напомнить нашим читателям о том, что собственно произошло. 

Началось все в октябре 2015 года, когда из состава учредителей «Торэкса» решил выйти Салават Мухитдинов. В качестве отступных он потребовал 660 миллионов рублей, ссылаясь на то, что его доля в уставном капитале составляет 31,5 процента. Это сильно удивило других учредителей, которые прекрасно знали, что на самом деле доля Мухитдинова – 9 процентов и ни процентом больше. Да он и сам ежегодно получал дивиденды, исходя из этих 9 процентов. И никогда не возмущался.

Стали разбираться, и сюрпризы пошли один за другим. Долгое время считалось, что учредительные документы «Торэкса», в том числе роспись долей в уставном капитале, были утеряны более 20 лет назад. Но после демарша Мухитдинова стало ясно, что они существуют! Правда, в подправленном виде, а то и полностью сфальсифицированном, на что имеются заключения экспертов. Многих подписей в документах не было вовсе, а большинство других самым наглым образом подделали. 

Часть фальшивок нашлась в архивах самого «Торэкса». Что любопытно – в коробке для уничтожения бумаг. По мнению основателя «Торэкса» Игоря Седова, сам Мухитдинов их туда и засунул. Видимо, пытался замести следы. 

Естественно, от учредителей «Торэкса» в правоохранительные органы последовало заявление о привлечении Мухитдинова к уголовной ответственности. 27 января 2016 года уголовное дело в отношении Мухитдинова было возбуждено «в связи с наличием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 (Приготовление к преступлению и покушение на преступление), ч. 4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере)».

Судьба протокола № 3

Руководство «Торэкса» подробнейшим образом излагает все хитросплетения с откровенно криминальным душком, который сопровождает действия группы лиц, вознамерившихся использовать сложившуюся вокруг предприятия ситуацию в корыстных целях.

В редакции «Репортера» находится уже целая кипа документов, которые учредители «Торэкса» представили, обосновывая свою позицию. Здесь копии важнейших бумаг, в том числе одна из ключевых – протокол № 3 общего собрания участников ООО «Торэкс». По словам Седова, этот документ существовал когда-то, и в нем было совершенно другое распределение долей. Протокол отсутствовал на протяжении 22 лет, он не был зарегистрирован ни в одном органе. Новая версия протокола № 3 была представлена следствию супругой Мухитдинова, который к тому времени скончался. (Именно жена Тамара Мухитдинова и повела после смерти мужа борьбу за его долю.) В этом документе также говорится о «перераспределении долей», но такого собрания никогда не было. 

По мнению других учредителей «Торэкса», Мухитдинов попросту уничтожил документ, в котором у него 9 процентов, сочинил новый и до поры до времени никому его не показывал. В этом протоколе, мухитдиновском, из 27 подписей 10 отсутствуют, а 8 по результатам экспертизы подделаны. На всех представленных документах отсутствует подпись председателя. Но из этого самого протокола № 3 делается выписка, которая в дальнейшем везде и фигурирует!

Казалось бы, по делу о мошенничестве и вопросов никаких быть не может. Их и не было! Материалы готовились к передаче для рассмотрения в суд, но тут стали происходить чудеса, давшие повод вспомнить о возможной коррупционной составляющей, способной влиять на решения высоких чинов. Ведь речь идет о сотнях миллионах!

12 декабря прошлого года постановлением начальника ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области Бойко А.В. уголовное дело было изъято и передано для производства дальнейшего расследования в СЧ ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области. Через пять дней уголовное дело принимает к своему производству старший следователь СЧ ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области майор юстиции Воробьева Е.В. И под самый Новый год, 27 декабря 2016 года, выносит постановление о прекращении уголовного дела в отношении Мухитдинова в связи с отсутствием события преступления. 

Причем, по информации представителей «Торэкса», никаких дополнительных следственных действий майор Воробьева не производила. То есть выводы сделала на основании тех материалов, которые уже были в деле. Но как же экспертизы о фальшивках?

Далее прокуроры пять раз отменяют решение Воробьевой, и ровно столько же раз следователь слово в слово повторяет свое постановление, прекращая уголовное дело снова и снова.

Из письма Вячеславу Володину:

«Столь резко измененное и кардинально противоположное отношение к оценке материалов дела должностными лицами ГСУ ГУ МВД России по Саратовской области, при отсутствии у них вновь открывшихся обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о необоснованности ранее сформировавшейся позиции следствия о виновности Мухитдинова С.М., может указывать на предвзятые, чрезмерно поспешные и необоснованные выводы о наличии оснований к прекращению уголовного дела, возникновения личной заинтересованности следователя, принявшего к своему производству уголовное дело, либо вне процессуального воздействия на него, повлиявшего на его позицию и явившегося препятствием к осуществлению им законной деятельности и сохранению независимости при принятии обоснованного процессуального решения…»

Еще один удивительный момент – это то, что на протяжении всего периода предварительного расследования заявителям и их представителям ни разу не дали ознакомиться с материалами уголовного дела. Хотя это право предусмотрено ч. 2 ст. 24 Конституции РФ. Даже прокуратура области, которая подтвердила, что такое право у юристов «Торэкса» есть, следователю Воробьевой не указ.

При получении документов после окончания дела начальник юридического отдела Емелин В. видел Протокол № 3 от 20.07.1994 г. в оригинале, но следователь Воробьева не позволила с ним ознакомиться. Так же при встрече с прокурором Саранцевым М. Седова И.В. и адвоката Козловского Б.И. следователь Воробьева Е.В. заявила, что имеется подлинник Протокола № 3 от 20.07.1994 г., и что, мол, вы, Седов, будете говорить, что там стоит не ваша подпись? На что получила ответ: «Естественно тоже! Протокол следователь Воробьева не предъявила? Это наводит на мысль, что этого Протокола там может не оказаться. Данному следствию он не нужен».

Рейдерский захват?

Еще одна выдержка из обращения к спикеру Госдумы:

«… идет прямая, целенаправленная работа по уничтожению нашего предприятия путем незаконного изъятия денежных средств в сумме 1 038 934 279 рублей, не принадлежащих Мухитдиновой Т. А., а за этим, с большой долей вероятности, может последовать банкротство рентабельного предприятия ООО «Торэкс», что в свою очередь повлечет закрытие более тысячи рабочих мест, а Саратовская область лишится не только одного из крупнейших налогоплательщиков, но и бренда федерального масштаба, формирующего, по признанию губернатора Валерия Радаева, имидж региона…»

Погодите, скажете вы, откуда взялся миллиард? Ведь изначально речь шла о 600 с лишним миллионах, да и эта сумма представителями «Торэкса» оспаривается.

Дело вот в чем. В феврале 2016 года Мухитдинов инициировал разбирательство в Арбитражном суде. В том же месяце заявитель умирает, а судиться с «Торэксом», как мы уже сказали, продолжает его жена Тамара.

Громом среди и без того не очень ясного неба стало оглашение на суде экспертизы, проведенной в городе Пензе неким ООО «Бриз», а точнее – привлеченной «Бризом» Инной Поповой. (Многие из ее предыдущих экспертиз разбивались впоследствии как апелляционными, так и кассационными судами.) 

Проводя экспертизу стоимости активов «Торэкса», Попова тоже много чудила. В результате очевидного завышения стоимости квадратных метров, оборудования и пр., стоимость активов увеличилась вдвое. По мнению руководства «Торэкса», совершенно необоснованно.

Позднее юристы «Торэкса» представят суду аж три рецензии на экспертизу Поповой от волгоградской экспертной организации и двух саратовских. Но судья Михайлова отложила их в сторону и… признала экспертизу Поповой действительной. В итоге общая сумма, которую пытается стрясти с «Торэкса» команда Мухитдиновой возросла до 1 миллиарда 180 миллионов рублей (присовокуплены еще штрафы «за пользование чужими средствами».)

По поводу экспертного заключения Инны Поповой Игорь Седов написал президенту Ассоциации «СРОО «Экспертный Совет» Алексею Борисовичу Каминскому – как руководителю структуры, которая выдавала в свое время лицензию Поповой.

Основатель «Торэкса» предлагает Каминскому ознакомиться с рядом рецензий на экспертизу Поповой, в которой ее выводы разносят в пух и прах в кассационных судах. Кроме того, Седов делает ряд собственных умозаключений:

«Эксперт Попова И.В. в данном случае является, по нашему мнению, одним из звеньев механизма, который хочет осуществить рейдерский захват предприятия. Вы, думаю, согласитесь, что компьютер, который куплен за 18 тысяч рублей, спустя 10 лет его эксплуатации не может стоить 21 тысячу рублей, что не может быть срок службы компьютера 15 лет, а зданий 100 лет…, а вот согласно экспертному заключению Поповой И.В. все это может быть… Своим заключением эксперт Попова И.В. и компания просто решили обанкротить наше предприятие».

В числе просьб, с которыми Седов обращается к Каминскому, значится и такая – «рассмотреть вопрос об исключении эксперта Поповой Инны Викторовны из Ассоциации «СРОО «Экспертный Совет».

Где у него кнопка?

Когда стало известно, что со стороны Тамары Мухитдиновой за дело взялся небезызвестный саратовцам персонаж Александр Мирошин, многое стало проясняться. Впрочем, поначалу бывший саратовский вице-губернатор заявился к Седову. По словам Игоря Васильевича, Александр Константинович предложил «Торэксу» свои услуги в качестве защитника интересов предприятия. Причем, по словам Седова, работу свою Мирошин оценил не в один десяток миллионов наличными и сразу. Появляются его сподвижники Ульянов С., Харзова О., которая кстати, и привела Мирошина на «Торэкс» («организовывала встречу»).

Получив отказ, Александр Мирошин, по словам учредителей «Торэкса», принялся консультировать Тамару Мухитдинову. Собственно примерно с этого момента, будто кто-то на кнопку какую нажал – закрутилась машина по отжиманию денег. Причем каждый ее элемент включался в нужное время.

То уголовное дело начинают волокитить, то в Арбитражном суде возникает странная экспертиза мадам Поповой, не выдерживающая никакой критики и написанная, кажется, с одной только целью – увеличить сумму отступных за долю Мухитдинова. Следователь не принимает во внимание экспертизу, свидетельствующую о подделке подписей в учредительных документах. Судья Арбитражного суда не утруждает себя изучением рецензий на экспертизу Поповой. Решения следователя Воробьевой о прекращении уголовного дела в отношении Мухитдинова равно как вердикт судьи Михайловой о выплате жене Мухитдинова миллиарда рублей, вероятнее всего, являются логическим продолжением чьей-то тонкой игры…

Самое интересное, что распродать имущество «Торэкса» практически невозможно. Поскольку, как нам рассказал Игорь Седов, и цеха, и производственные линии подгонялись буквально по сантиметру. К тому же использовать оборудование для производства иной продукции, кроме стальных дверей, невозможно.

И получается, что действия группы Мирошина-Мухитдиновой направлены не только на получение денег. Изъятие любой необоснованной суммы – будь то миллиард или 600 миллионов – совершенно точно приведет к остановке производства. Об этом и пишут учредители «Торэкса» спикеру Госдумы – последней надежде на справедливость в Саратовской области.

«Не позвольте развалить завод!»

Приведем еще несколько цитат из обращения к Вячеславу Володину. Здесь речь идет о социально ответственном бизнесе, и о том, как на ровном месте, за несколько месяцев до выборов президента страны, в Саратове может возникнуть социальная напряженность. Кому же она будет на руку в этой ситуации?

«На предприятии, в основном, работают жители Ленинского района, большинство из них проживают в непосредственной близости с предприятием в поселке Елшанка, в развитии которого Вы принимаете активное участие.

Исходя из Ваших слов на встрече с местными жителями поселка, в Елшанке планируется строительство многоквартирных домов для семей, которые продолжают жить в ветхих зданиях, по разным причинам не попавших в федеральную программу расселения аварийного жилья. Сам населенный пункт уже в скором времени будет комплексно благоустроен. Несмотря на это, возможное закрытие такого большого количества рабочих мест на предприятии может привести к социальной напряженности в данном районе г. Саратова, поскольку общее количество работников и членов их семей, которые могут остаться без средств существования может превысить несколько тысяч человек.

Для сведения: завод ООО «Торэкс» с производственной площадью 40 000 кв. м построен на болотистой местности, без привлечения сторонних инвестиций и кредитов. ООО «Торэкс» специализируется на выпуске металлических дверей, как для квартир, так и для нежилых помещений различного назначения, в том числе противопожарных дверей. Предприятие в настоящее время выпускает 22 процента стальных дверей от всего объема рынка, производимых на территории России. На сегодняшний день предприятие выпускает 1500 дверей в сутки. Средний размер заработной платы работающих на заводе составляет 41,5 тысяч рублей с полным социальным пакетом. Объем налоговых отчислений в 2015 году составил 350 миллионов рублей, в 2016 году – 360 млн. рублей. Общая численность сотрудников составляет 1144 человека. Завод «Торэкс» имеет более 4500 точек продаж дверей в России и за рубежом.

Несмотря на имеющиеся экономические трудности, ООО «Торэкс» ни разу не просрочило сроки выплаты заработной платы, не снизило свою производительность. На предприятии создаются новые, соответствующие стандартам рабочие места, увеличивается объем производства, а вместе с тем увеличивается объем выплачиваемых налогов, как местных, так и федеральных.

Огромное внимание предприятие уделяет социальной сфере. Для работников и членов их семей на предприятии имеется база отдыха на острове р. Волга в районе с. Чардым, а также прогулочное судно на 25 человек, современная столовая, построенная в 2011 году с применением современнейшего оборудования для приготовления пищи.

По утверждению авторитетного журнала «Эксперт» (№21 от 28 мая-03 июня 2012 года) ООО «Торэкс» входит в число 50 российских динамично растущих компаний среднего бизнеса и находится на 37-м месте. Ежегодно предприятие номинируется на национальную премию «Лидеры экономики России» и «Меценат и Благотворитель года».

В финале руководство ООО «Торэкс» просит Вячеслава Володина не позволить разным должностным лицам, а также группе Мирошина-Мухитдиновой «развалить завод, работающий на благо не только Саратовской области, но и страны».

Убеждены, письмо к спикеру Госдумы не останется без ответа.

Владимир МАКОВСКИЙ (х)

P.S. Как мы уже сказали, Апелляционным судом назначена повторная судебно-оценочная экспертиза. «Репортер» продолжит следить за развитием событий.