Как отдохнулось патриотам

Мы надеялись, что ведущие главных политшоу дадут нам от себя отдохнуть недельки две. Почти так всё и получилось. Правда, несколько из них вышли на работу уже 9 января, но основная масса подтянулась только к середине месяца. 

Первую рабочую неделю зрителями занимались лишь две программы. Во «Время покажет» на Первом с публикой были Екатерина Стриженова и Анатолий Кузичев – их подельник Артём Шейнин появился через несколько дней. А на «России-1», не покладая ртов, трудилась чета Попов-Скабеева из «60 минут»: ни Соловьёва, ни Киселёва, ни Норкина с Беловой и прочих поблизости не было. 

Впрочем, первые программы в новом году проходили скучновато, без задоринки: лениво обсуждали украинские проблемы, изредка касаясь наших, обычных постпраздничных неприятностей. Но втягивались ведущие в пропагандистские будни тяжело не потому, что совесть проснулась или вовремя не получили установок, а скорее оттого, что хорошо провели каникулы и немного расслабились. Ведь отдыхают главные патриоты не в Сочи, не на Курортах Краснодарского края и даже не в Крыму. Всех их тянет за родную околицу, куда-нибудь на чужбину – в Европу там, в Америку или ещё куда подальше.

Супруги Поповы-Скабеевы, например, решили покататься на лыжах в австрийских Альпах. Ну не в «Розе Хутор» же им ехать, в самом-то деле. А мачо Кузичев, на то он и мачо, что Новый год поехал встречать в коварный Таиланд, где под Луной лепил снеговиков из песка на берегу океана. В Таиланд отправилась и бывшая артистка Стриженова – там они с мужем катались на слонах, кормили обезьян и охотно выкладывали, как и все телепатриоты, свои фотки и видео в Instagram.

Но наступила новая неделя, и от политических шоу в соответствии с непростой обстановкой потребовалась полная мобилизация. А как иначе? Ведь украинские как бы братья не устают подкидывать России хлопот. Сейчас вот они взялись травить священников Московского патриархата за то, что те отказались отпевать погибшего ребёнка, крещёного в украинской церкви, которую РПЦ не признаёт. Аргументы у «экспертов» в студиях «железные»: никто же из православных не идёт молиться в синагоги или мечети, вот и родители погибшего ребёнка не вправе ничего требовать от представителей самой гуманной в мире РПЦ, поскольку та считает украинскую церковь «сектой». А к сектантам у любой религии отношение жёсткое.

А ещё в Раде в эти дни шло горячее обсуждение законопроекта о реинтеграции Донбасса, который наши власти, политики и «политологи» априори воспринимают как жутко русофобскую затею. Понятно, ведь Россию теперь уже официально могут признать «страной-агрессором», а кому при нашем-то возбуждённом патриотизме это понравится?

Кроме того, все почему-то уверены, что после принятия этого закона, в ДНР и ЛНР непременно придут «каратели-националисты» и при помощи ВСУ зачистят эти свободолюбивые республики и понастроят там концлагерей – ведь власть в Киеве укрофашистская, можно ли ждать от неё чего-то другого? Сенатор Франц Клинцевич так и заявил: украинские войска готовятся захватывать Донбасс. На резонный вопрос одного из участников передачи: «Зачем его захватывать, если это и так их территория?», бравый десантник ничего не ответил, только в глаза ему посмотрел со значением…

Не мы первые заметили, но люди из нашего «политбомонда» не всегда умеют грамотно выражать свои мысли. Так, слово «русофобия», трактуется ими исключительно как «ненависть к России», что-то «антирусское» или «антироссийское». Тогда как во всех толковых словарях русского языка, слово «фобия» имеет значение «непреодолимый, навязчивый страх» (словарь Д.Н. Ушакова, например). Да и в психиатрии «фобией» принято считать «сильно выраженный упорный навязчивый страх, необратимо обостряющийся в определённых ситуациях».

Правда, тогда не очень понятно, как существо (русофоб), сильно напуганное Россией, может чем-то угрожать такой великой стране? Поэтому, раз слово «фобия» имеет греческое происхождение, мы взяли на себя смелость показать всем заинтересованным патриотам, если они не знают, как выглядит настоящее слово «ненависть» на греческом языке. Вот оно: «μισώ». А «питать ненависть» будет – «τρέφω μίσος». Не берёмся судить, насколько красиво и убедительно это звучит, но в Госдуме и СФ, наверняка, найдутся специалисты, способные перевести и адаптировать это к русскому языку. 

И на этой научной ноте, давайте прощаться. Читайте «Репортёр» и СМОТРИТЕ В ОБА!

Константин Фомичёв