Готические кружева Буржа

Бурж — один из тех городов, где сердце останавливается от увиденного и никак не желает биться, чтобы не потревожить, не нарушить эту хрупкую красоту, выстоявшую однако столетия. Изысканные готические кружева, которые своими узелками оплетают душу и рассказывают захватывающие и героические истории. В то же время истории эти рассказаны с изрядной долей иронии — над изображаемым, над зрителями, над тем, что было и что будет. Кажется, само время подмигивает из сплетений каменной лозы, бренчит на лютне и корчит насмешливые рожи — попробуй-ка разгадай все загадки. Да хотя бы разгляди их!

И в Бурже их рассматривать — не пересмотреть. Начать хотя бы с того, что Юлий Цезарь в своих записках рассказывал о его осаде во время Галльской войны. Правда, город тогда назывался Аварик и был прекраснейшим в Галлии. Во времена другой войны, уже с Англией, Столетней, Бурж стал прибежищем Карла VII, за что его в насмешку окрестили «буржским королем». Пока Жанна д’Арк добывала для дофина-неудачника Францию, он потихоньку управлял местными землями.

Где король — там и двор, где двор — там и деньги. И в Бурже стали отливать монеты. Как раз в это время на сцене истории появляется главный герой не только Буржа, но и, без сомнения, всей Франции. Это Жак Кёр, сын богатого торговца мехом. Первым шагом на пути его блистательной карьеры стал... арест за фальшивомонетничество. Правда, в отличие от подельников (которые угодили за решетку) он отделался лишь штрафом. Поговаривали, что идея сократить долю серебра в монетах пришлась по душе Карлу VII, и он пустил в оборот изъятые у мошенников деньги.

Потом Жак Кёр занялся негоцианством, невероятный организаторский талант плюс способности ловкого и тонкого дипломата вкупе со смелостью и широкими взглядами вывели его в первый ряд мировой торговли. Очень быстро он стал конкурентом генуэзских, пизанских и венецианских купцов, которые его люто возненавидели. Еще бы — его торговая флотилия, в которой насчитывалось более 12 судов, везла в страны Аравийского полуострова вина, ткани, холсты, а в Европу – пряности (монопольное право Жака Кёра), ковры, меха, драгоценные камни, 300 его торговых агентов работают во всех крупных городах и портах.

Такого размаха Европа еще не знала! Он стал богатейшим человеком своего времени. При этом Жак Кёр был человеком государственным — именно он подал королю идею (да, собственно, и воплотил ее в жизнь) создать регулярную армию (что в итоге привело к победе в Столетней войне), он выстроил налоговую систему страны, он с успехом выполнил несколько порученных ему дипломатических миссий. Ему обязаны своим процветанием крупнейшие французские города — Париж, Марсель, Лион, Монпелье. Его стремительное процветание породило слухи, что он владеет секретом философского камня.

Его дворец в Бурже — самый красивый образец поздней готики в гражданском строительстве страны. Над главным входом девиз: «Для доблестного сердца нет преград» (Cœur — по-французски «сердце»). Здесь применены все новшества, увиденные Жаком Кёром в своих странствиях — оборудованные комнаты для купания, типа хаммама, увиденного на Востоке, галереи вдоль здания, как в Италии (вместо привычных во Франции анфилад).

Вот только пожить во дворце, который строился 10 лет, Кёру не довелось. Ему задолжало полстраны и все первые лица государства, среди них и сам король. А такие вещи не прощаются никому, даже министру финансов, до которого дослужился бывший фальшивомонетчик.

Трагизма истории о зависти добавляет королевская любовная интрига. В 1450 году умирает фаворитка Карла Аньес Сорель, которая была в прекрасных отношениях с Жаком Кёром. Ей первой он дарил экзотические наряды и восточные драгоценности, которые на следующий день становились супермодными и за ними выстраивались очереди (все-таки коммерческий талант у галантного кавалера был несравненный). По слухам, в смерти красавицы Аньес был повинен сын короля, будущий Людовик ХI, недовольный сильным влиянием фаворитки. Однако в ее смерти обвинили Кёра. Потом обвинение в убийстве сняли, но припомнили историю с фальшивыми монетами, вывозом серебра из страны, обвинили в казнокрадстве и нечистоплотности. Арестованный прошел через пытки, его жена умерла от горя, детям выделили несколько сотен экю (от экспроприированных в казну более 20 миллионов).

Но и на этом невероятная история не закончилась — Кёр смог сбежать из Франции и обосноваться в Риме. Там он создает для папы римского флот для похода против осман, во время похода он и умирает в звании генерал-капитана Церкви против неверных, пожалованного папой.

Литературоведы уверяют, что именно о Жаке Кёре говорит Булгаков во время бала у Воланда: «Господин Жак с супругой. Рекомендую вам, королева. Один из интереснейших мужчин: убежденный фальшивомонетчик, государственный изменник, но очень недурной алхимик. Прославился тем, — шепнул на ухо Маргарите Коровьев, — что отравил королевскую любовницу – а ведь это не с каждым случается»...

На другом от дворца Жака Кёра (где на фасаде можно увидеть фигуры хозяина и его жены, выглядывающих с балкона) конце города — еще один французский бриллиант. Кафедральный собор Святого Стефана — один из красивейших готических соборов страны, «великолепное, легкое, многообразное, пышное, все ощетинившееся остриями стрелок произведение готики», как описал его Виктор Гюго. Его построили невероятно быстро — за 30 лет. За основу был взят парижский Нотр-Дам. Здесь сохранились скульптуры 12-го и 13-го веков, великолепные витражи первой четверти 13-го века...

А ведь есть еще и сам город — вокруг. Игрушечные фахверковые домики, которые здесь называются колумбажными, узкие, ровным полукругом огибающие старые фасады улочки, ночное световое шоу под лютневую музыку. И загадки, загадки — за каждым углом...

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора