«Город Солнца»

Именно так называется экскурсия, автором которой выступает основатель группы «Пешка» (экскурсии по Саратову)» социальной сети «Вконтакте» Павел Баркетов. Маршрут пролегает по окрестностям поселка «Комбайн» Заводского района.

Свой рассказ он начинает с того, что в конце 16-го века на юге Италии в провинции Калабрия жил священник по имени Томмазо Кампанелла. Однажды, решив организовать заговор против испанских завоевателей, который был раскрыт, он оказался в застенках, где провел в общей сложности порядка 27 лет. За это время он успел написать много философских произведений. В одном из них под названием «Город Солнца» он описывал утопический город будущего, где у людей нет частной собственности и все трудятся в равной степени на общее благо. Идеальный во всех отношениях, расположенный на холме, город состоял из концентрических колец, напоминая собой солнце.

В какой-то степени рабочий поселок, который был построен в Саратове при заводе комбайнов, а потом при авиационном заводе, напоминал Город Солнца не только по духу, но и по планировке.

Решение о строительстве завода по производству комбайнов было принято в 1929 году. В эксплуатацию его сдали 31 декабря 1931 года. Став одним из флагманом машиностроения, завод начал выпуск комбайнов «Коммунар». Вокруг него стали строиться жилые участки, сохранившие до сих пор свою нумерацию – Первый, Второй, Третий и Четвертый. Для обеспечения их жизнедеятельности была построена ТЭЦ-1, которая на сегодняшний день находится в стадии закрытия. А вот во время войны ТЭЦ-1 была одним из основных объектов бомбардировки. Фашистские летчики не смогли уничтожить ее и обесточить заводы и нефтебазу, работающие для фронта и Победы. Именно на саратовском авиазаводе изготавливались истребители, улетавшие отсюда на боевые задания.

Первый дом, который показал нам Павел на 1-м Жилучастке, - яркий пример конструктивизма. Застекленное общественное пространство подъезда освещалось естественным светом. Изначально это было общежитие, здесь нет балконов. За двумя узенькими окошками размещалось помещение, предназначенное для сушки белья.

Следующий дом – для семейного проживания. Он уже оснащен балконами, но не совсем обычными. Они угловые. Причем, в размер человеческого роста на переходах сделаны закругления. И это так задумано – для удобства, чтобы при проходе, как говорят, «углы не сшибать».

- Таков конструктивизм, - говорит Павел. – Подчас это было сочетание абсолютно, казалось бы, несочетаемых элементов. У людей был порыв построить что-то новое. То, что перевернет весь старый быт, старую жизнь. Шла индустриализация, остро встала необходимость строительства. И вести его с применением прежних традиций было невозможно.

План строительства Первого жилучастка поселка "Комбайн" был утвержден в апреле 1930 года. Дома поселка расположены лучеобразно. Продолжения этих "лучей" сходились в одной "точке притяжения" - у проходной завода комбайнов (впоследствии - авиазавода).

Здесь были запланированы поликлиника, отделение связи, фабрично-заводская школа-семилетка для учащихся на 1700 человек, клуб на 1200 зрителей, кинотеатр, дом для партийных и общественных мероприятий, детские ясли, фабрики-кухни на 8000 обедов в день, универмаг, баня-прачечная и девять жилых домов.

Все было нацелено на обустройство быта людей, проведение совместного досуга, воспитание детей в духе коллективизма. В глубине дворов мы подошли к детскому садику. Рассчитан он был на 150-200 самых маленьких посетителей. Под застекленным сейчас пространством балкона должен был находиться нижний солярий, где малыши могли принимать солнечные ванны. Второй солярий располагался этажом выше. Сюда, на свежий воздух, нянечки могли выкатывать колясочки со спящими младенцами. Детские сады-ясли были воплощением стремления Советской власти к цели "освобождения женщины от домашнего рабства".

Ленин писал: «Женщина продолжает оставаться домашней рабыней, несмотря на все освободительные законы, ибо ее давит, душит, принижает, отупляет, принижает мелкое домашнее хозяйство, приковывая ее к кухне и детской, расхищая ее труд работой до дикости непроизводительной, нервирующей, отупляющей, изводящей».

В духе того времени было снизить нагрузку на прекрасную половину советского человечества. В 30-е годы решение это виделось таким образом, что женщина работает на предприятии, она погружена в жизнь коллектива. Дети же воспитываются в яслях, еда готовится в столовых.

И садик, и девять новых домов были построены на улице, получившей название Киевской. Ранее она была магистральной (сейчас эту функцию выполняет проспект Энтузиастов).

В настоящее время дома под номерами 8 и 9 уже разрушены. Спроектированные в аскетическом стиле конструктивизма, все жилые дома имеют переменную этажность, изменчивые геометрические формы и, одновременно, им присуща монолитность облика.

В то время, когда люди жили в бараках, эти дома были пределом мечтаний. Жители, получавшие здесь даже не квартиры – комнаты – были счастливы. Но обстановка со временем сложилась весьма далекая от компанелловской.

В заводской газете Иван Молчанов, кстати, автор всенародно известной песни «Прокати нас, Петруша, на тракторе» нередко публиковал едкие фельетоны. Да, поселок стал настоящим счастьем для людей, но как оказалось, они сами сумели создать себе проблемы.

В одном из номеров был описан бардак, который творился в комсомольском общежитии. Говорилось о том, что оно запущено до невозможности, о грязи, бутылках из-под водки. В 1932 году газета писала, что в квартире №8 дома №9 проживает гадалка Елена Пономарева, чья комната настоящий «сектантский приют». Тут, по словам автора, происходили систематические пьянки, в которых участвовала дочь Пономаревой, кстати, комсомолка.

- Сейчас внутри этих домов находиться опасно, - говорит Павел Баркетов. – Они почти разрушены. Здесь коридорная система. Вот фото, сделанное совсем недавно. Стиральная машинка в коридоре, кухня с ведром на плите - типичный атрибут этого быта. Возможно, при надлежащем уходе, дома прослужили бы дольше. Но отношение к общественному пространству оставляло желать лучшего. Кто-то пытался индивидуально подключиться к канализации, обустроить собственную кухонку. Общий туалет пришел в такое состояние, что туда и заходить было страшно. Все это привело к повсеместным разрушениям.

Сейчас на всех оставшихся домах висят таблички, что они подлежат расселению. Мне очень хочется привлечь внимание и попытаться каким-то образом сохранить хотя бы один дом, чтобы мы не забывали об этом времени, чтобы мы и наши дети могли посмотреть, как представляли себе новую, светлую жизнь советские люди довоенной поры. Нельзя выдергивать кусок из истории. Жизнь этой ошибки может не простить.

- Вместе с «Пешкой» я продолжаю изучать разные стороны истории нашего города, - поделилась участница нашего похода Ольга Колева. - Спасибо Павлу Баркетову за интереснейшую экскурсию. Я далека от ностальгии по советскому прошлому, но от ностальгии по детству не деться никуда. А о детстве вспоминается именно в таких районах. Эти дома, о которых потом мы узнаем, что они построены в стиле конструктивизма или сталинского неоклассицизма. Эти детские сады, куда нас, сонных, волокли мамы, эти школы, куда бежали уже мы сами, завязывая на ходу красные галстуки, проходные заводов, куда спешили наши родители, парки, в которых гуляли по вечерам всей семьёй. Вроде бы может показаться, что всё это есть и сейчас (кроме заводов и галстуков), а на самом деле это был совсем другой мир, о котором мы ещё помним.

Ольга ЛЕТУВЕТ