Генуя — амфитеатр в роскошных декорациях

Генуя для итальянцев всегда с эпитетом Superba — прекрасная, великолепная, горделивая, отношение к ней — обожание и восторг в превосходной степени. А местная поговорка гласит, что всякий добрый генуэзец — купец. Умение заработать и заставить золото служить себе — определяющая черта города и его обитателей на протяжении всей истории.

Одна из городских легенд гласит, что имя свое город получил от Януса за присущую обоим двуликость — у Генуи два разных лица: с моря и с гор. И сегодня, расположенный между горами и морем город напоминает огромный роскошный амфитеатр.

Главный город Лигурии и нынешний крупнейший итальянский порт, Генуя еще в 10-м веке стала независимой республикой, живущей на доходы от мореходства и торговли. Самые влиятельные люди того времени – Спинола, Дориа, Гримальди, представители разных бизнес-интересов, управляли республикой, как одной большой торговой компанией, что в немалой степени способствовало развитию и процветанию города.

После участия в Крестовых походах в 11-м веке республике были дарованы дополнительные торговые привилегии. Генуэзские колонии были в Эгейском море, на Корсике и Крите, в Крыму. Владычицей моря называл Петрарка Геную, соперничающую в богатстве и могуществе с Венецией. В конце 13-го века генуэзский епископ Иаков Ворагинский прославился как составитель «Золотой легенды» - сборника христианских легенд и житий святых, самой любимой книги Средневековья, которая популярностью уступала только Библии.

Потом была открыта Америка и торговые интересы переместились в сторону Запада. Неудачной оказалась и попытка ввести в республике институт выборных дожей, как в Венеции. Окончательно ослабили положение республики итальянские войны конца 15-го — 16-го веков, и вскоре Генуя стала французской. Но история города — это всегда история людей, и в жизни Генуи появился свой герой — честолюбивый, отважный и умный адмирал Андре Дориа, Спаситель Отечества. Он оставил службу французской короне и вместе с флотом (!) перешел на сторону Карла V, императора Священной Римской империи. Прибыв в Геную, он при поддержке горожан выгнал французов и восстановил для города статус независимой республики, под непосредственным покровительством Карла. Дориа подружился с Испанией, что позволило республике войти «в долю» в колонизации Америки. От семейства Дориа в Генуе сохранилось несколько дворцов и прелестных церквей, выполненных из черно-белого мрамора — такой декор позволялось использовать только благороднейшим из благороднейших.

Ренессанс прошел в Генуе практически незаметно — этот богатый город, родина Колумба (по одной из версий) и Паганини, не подарил миру ни одного артистического имени. Возвращение к роскоши пришлось на 16-17-е века, поэтому в городе господствует Средневековье и барокко. В последний период Генуя была так прекрасна, что очаровала Рубенса, который работал для городских церквей и без устали рисовал ее улицы и дворцы. Особое его внимание привлекла «Золотая улица» - Strada Maggiore, потом Strada Nuova сейчас виа Гарибальди (как во всех французских городах есть площадь Свободы, так везде в Италии есть улица Гарибальди).

Эту улицу можно назвать памятником новаторского градостроения — при ее застройке впервые в Европе использовался заранее утвержденный проект. Так в Европе появилась самая красивая улица, на которой построены только дворцы местной знати. Французский путешественник де Брос, приехавший в Геную в середине 18-го века, был поражен ее красотой: домами, расписанными фресками, и улицами, похожими на прекрасные театральные декорации.

Великолепной Генуей восторгался и Гоголь: «Эта играющая пестрота домов, церквей и дворцов на тонком небесном воздухе, блиставшем непостижимою голубизною, была единственна». У Чехова в «Чайке» Дорн пленен Генуей, где возможно «верить, что в самом деле возможна одна мировая душа…»

О былом морском владычестве сейчас напоминает стоящий в порту роскошный галеон «Neptune», точная копия испанского военного корабля 16-го века, построенный в 1992-м году для съемок «Пиратов» Романа Полански. Другую страницу Генуи — музыкальную — написал Паганини, завещав родному городу свою легендарную скрипку мастера Гварнери. А улицы и площади города по-прежнему выглядят так же, как и во времена пышного, но тесного Средневековья или не менее роскошного и тоже немного стесненного в пространстве барокко, и по-прежнему справедливы слова старинного путеводителя «Город строения изрядного и гораздо люден».

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора