Фотоохотник Виталий Кошкин

В Саратовском областном музее краеведения проходит выставка Виталия Кошкина «В краю меловых гор и тюльпанных степей», где представлено около ста его работ. Здесь можно увидеть животных и растения, которыми богата наша область. Порой, чтобы сделать удачный кадр, нужны даже не часы – годы.

Первый фотоаппарат Виталий Кошкин получил в подарок на 12-летие. С тех пор это увлечение его захватило, как оказалось, на всю жизнь. Постепенно он даже приучил преподавателей, что может встать на уроке или лекции и сделать пару кадров. В его классе, а потом и на факультете была самая интересная стенгазета, сдобренная отличными фоторепортажами. После школы Кошкин поступил в политех, на инженера-конструктора. Одновременно учился фотожурналистике на факультете повышения квалификации. Виталию повезло, его учителем стал мастер своего дела Александр Земляниченко. Во время учёбы в Саратовском политехническом институте Виталий был фотокорреспондентом студенческой газеты «За инженерные кадры», сотрудничал с газетой «Заря молодёжи», в 2000-е – с журналами «Национальный охотничий журнал - Охота», «Охотник», «Муравейник», газетой «Известия Приволжья».

После института Кошкин распределился конструктором на Саратовский завод тяжёлых зуборезных станков и помимо всего прочего стал заниматься комсомольской работой, прошёл путь от заместителя секретаря к/о КБ до секретаря райкома комсомола. В 1982 году был призван в армию, а, вернувшись, устроился на работу в речной порт. Пришлось получать еще одно высшее образование в Ленинградском институте водного транспорта. Затем была должность директора Балаковского порта и еще одно высшее, на сей раз юридическое образование.

Несмотря на такую насыщенную и сложную профессиональную деятельность, в жизни Виталий Александровича всегда было время для фотографии. В 2004 году, с выходом на пенсию, свободного времени стало больше, и наш герой полностью посвятил себя своему увлечению, а вернее сказать, еще одной творческой профессии. Постепенно он выбрал свою «квалификацию» и стал снимать животных.

- Интересно наблюдать, какие изменения произошло в природе с момента моих первых снимков и по сегодняшний день, - рассказывает Кошкин. – Многие растения и животные в нашей области уже больше не встречаются. С появлением цифровой техники возможности фотографии кратно возросли.

Сам он называет съемку охотой. Вот, только добыче это не наносит никакого вреда. По крайней мере, Виталий Александрович старается для этого сделать все возможное.

- Мы пользуемся такими же приемами, что и просто охотники – приманки, скрадки. В отличие от них у нас есть преимущество - нет сезонности, мы можем фотографировать природу круглый год. Конечно, здесь очень серьезно встает вопрос сбережения природы. Для меня неприемлемо делать снимки, причиняя ей ущерб. Сегодня, судя по фото, огромное число фотографов-анималистов, не задумываясь, допускают массу ошибок, которые могут иметь роковые последствия. Снимать гнезда крупных птиц, к примеру, орлов, надо очень корректно, чтобы не спугнуть кормящих родителей. Если птица мелкая, то фотограф может невольно демаскировать гнездо, и кладка будет уничтожена. Сейчас всякий, у кого есть мобильный телефон, считает себя фотографом. Однажды на Кумысной поляне я снимал соловья. Моя техника позволяет делать портрет этой небольшой птички примерно с шести метров. Молодые люди увидели объект съемки и попытались сфотографировать птицу мобильным телефоном, который нужно подносить минимум на расстояние полуметра. В результате ничего не сфотографировали, а мне испортили фотосессию, на создание условий которой я потратил неделю. Да, успел сделать несколько кадров, но явно упустил массу интереснейших моментов.

- Расскажите, как вы начали снимать животных?

- Начинал в коллективе с охотниками. Пытался выезжать с приятелями. Чтобы сделать хорошее фото, нужно иметь терпение и время, не у всех они есть. Так что сейчас езжу один. Я знаю всего несколько человек, кто готов так работать. Остальные не имеют возможности на один кадр тратить не просто часы и дни, а даже годы. Иногда беру с собой внуков. Показываю, как надо себя вести на природе. Они тоже пытаются снимать. Им это нравится.

- Лисята у вас потрясающие!

- Вот их снимать сложности не было. Чем они младше, тем легче, малыши от норы далеко не уходят. Главное, чтобы родители тебя не заметили, иначе они утащат потомство. Однажды снимали из машины, так пришлось двери закрывать. Они любопытные, лезут внутрь. Надо же все понюхать, на зуб обязательно попробовать. Лисята очень забавные, но ни их, никаких других животных ни в коем случае нельзя кормить. Не зря говорят, если ты один раз покормил зверя человеческой пищей, ты его убил. Попробовав высококалорийную пищу на халяву животное может решить, что еду можно не добывать, а просто клянчить и станет приходить к людям. И человек может обидеть животное, или оно причинит вред человеку и его придётся убить.

- У вас очень разноплановые работы.

- У фотографов – анималистов есть специализация. Я один из немногих «всеядный». Поначалу снимал крупных животных. Однажды в Пугачеве фотографировал пятнистых оленей. Нашел дерево поближе к луже, из которой они пили, засыпался по пояс прошлогодней листвой. И пока ждал, то горлица прилетит, то зяблик. Грех не снять. Так и начал работать со всеми. В последнее время увлёкся пейзажами.

- Как звери ведут себя по отношению к вам?

- В природе дикие животные обращают внимание на движущиеся предметы. Бывало, когда я стоял на тропе, ко мне подходили животные просто посмотреть – а кто это здесь. Однажды в машине задремал, глаза открываю, а тут заяц лапки на порог поставил и рассматривает меня. Ну, пока я за фотоаппаратом тянулся, он на меня насмотрелся и убежал. Был еще разъяренный кабан. Но это мы сами спровоцировали его на агрессию, а потом прятались. Вот этот молодой волк повадился приходить к леснику зимой чуть ли не каждый день и попал ко мне в кадр. Раньше брал с собой ружье, сейчас не беру. Надо знать, как себя вести. Дважды меня атаковали самцы пятнистых оленей. Но ближе, чем на два метра не подходили. Если ты их не трогаешь, звери уходят. Хотя бывают исключения. Один мой приятель от лося несколько часов прятался на дереве, второго спасла собака. Животные чувствуют, когда ты их боишься, так что главное – оставаться спокойным.

- У вас очень интересные снимки дрофы.

- Чтобы снимать дрофу, нужно исключительное везение и терпение. Лучше скрадок сделать с осени, дабы, когда птицы прилетят, он уже был на месте тока. Тогда они воспринимают его как часть рельефа. Сидеть надо долго, несколько дней. В тот момент, когда оплодотворенные самки улетают гнездиться в одиночестве, самцы собираются, как я называю, в настоящие табуны. Стаями я их не называю, потому что они пешком передвигаются. Причем, на очень приличные расстояния. Мне повезло, однажды я наблюдал три десятка праздно шатающихся «мужиков». Я читал про них, что это чуть ли не немая птица. Но на своем опыте могу сказать, что скандалисты они ужасные. По ночам приходили к моему скрадку устраивали разборки и орали как стая грачей. Днем такого крика не было. Чем дольше наблюдаешь, тем больше интересного видишь. Многие специалисты не знают всех поведенческих свойств дрофы. Они считают, что дрофиный ток бывает утром и вечером, но это не так, если нет фактора беспокойства птицы могут токовать в течении всего дня. Я знаю несколько профессионалов, которые серьёзно занимаются поведением животных. Одному далеко за 80, в Подмосковье он изучает поведение глухарей. Учёный сам может сформировать стаю и стать ее вожаком. Птицы выполняют его команды. Они улетают в лес подкормиться, потом прилетают и залезают в клетки, которые он закрывает исключительно для их безопасности.

- Сейчас общение с природой стало очень модным…

- Чтобы принимать экотуристов, надо серьезно готовить инфраструктуру. В этом плане у нас самые продвинутые условия на Камчатке. Это заранее оборудованный скрадок, куда определенным способом доставляют фотографов. Они могут снять медведя, который ловит рыбу на нересте. Расстояние до зверя от 50 до 100 метров, то есть вполне безопасно для фотографа. Удовольствие, конечно, дорогое. Среди не организованных фотографов наблюдаются потери, судя по 12-летней статистики, медведи в среднем в год съедают полтора фотографа. Есть определенная граница, переходя которую человек нарушает комфортные условия животного и провоцирует его на агрессию. Я фотографировал очень многих животных и могу сказать, что порядка пяти процентов из них откровенные трусы, и еще пять агрессоры. Любое животное когда оказывается в безвыходной ситуации, всегда проявляет агрессию.

- Мы же тоже часть природы...

- На мой взгляд, самая нехорошая. Ни один биологический вид не ведет себя так по-хамски по отношению, в первую очередь, к самому себе. Мы сделали столько глупостей, и многие беды просто их производные. К примеру, та же онкология. Могу сказать, животные умнее нас. У них нет присущей нам агрессии. Каждый занимает свою нишу. Мы же довольно часто уничтожаем природу ради утехи. Да та же пластиковая упаковка – раскидали на берегу, все попало в реку, было употреблено в качестве пищи и результат – тот, кто это съел погиб.

Для справки. Виталий Кошкин – фотограф-анималист, директор Информационно-издательского дома «ВИКО», председатель правления НП Экологический клуб «Хвалынские холмы», автор эколого-патриотических программ «Хвалынские холмы» и «Россия, которая рядом».

Его фотоработы не раз экспонировались в Москве на выставочных площадках ВДНХ, Экспо Крокус, Дарвиновского музея, музея им. К.А. Тимирязева и в городах Саратовской области.

У Виталия неплохой багаж изданных фотоальбомов: «Саратовский ипподром», «Красноармейск судьба моя», в серии «Пока они живы – у нас есть будущее» уже вышли «Мир животных, млекопитающие», «Мир животных, редкие и исчезающие виды», «Мир растений», в серии «Особо охраняемые природные территории Саратовской области», уже вышли «Белая земля» (ООПТ «Нижне - Банновский»), «Национальный парк «Хвалынский», «Кумысная поляна», «Куриловская тюльпанная степь». В серии «Россия, которая рядом» вышел альбом «Путешествие по Национальному парку Хвалынский», в типографии находятся альбомы «Змеевы горы» и «За ерусланской дрофой». Готовятся к изданию альбомы «Заказник Саратовский» и «Олений рай».

Ольга ЛЕТУВЕТ