Два века просвещения

С моей героиней мы знакомы много лет. Мне кажется, она обладает удивительным даром - ее невозможно не слушать. И чем тише ее голос, тем сильнее твое внимание. Галина Паничкина преподает в Поволжском институте управления РАНХиГС при Президенте РФ у студентов направления подготовки «Реклама и связи с общественностью». Сама она шутит, что учительство у нее в крови. Еще бы! Ведь в общей сложности педагогической династии этой семьи не менее 200 лет!

- Галина Георгиевна, расскажите, как зарождалась ваша династия?

- Я родилась в Киргизии в городе Ош. В Средней Азии наша семья оказалась случайно. Дедушка у меня волжский, родился под Камышином. Но незадолго до войны его направили служить на погранзаставу на советско-китайской границе. 1941 год оказался очень тяжелым для семьи. У дедушки нашли туберкулез, и он оказался в кумысолечебнице далеко от Оша. На фронт так и не взяли, всю войну он проработал в военкомате. В январе родился мамин брат, мой дядя. Война закончилась, дети подросли, и бабушка с дедушкой решили остаться в Средней Азии. Здесь мои мама и дядя окончили пединститут, а я – школу. Мой папа преподавал историю, мама филолог, дядя – физик. Так основалась наша династия. Кстати, даже мой дедушка, окончивший церковно-приходскую школу, служивший в армии писарем, работавший главным бухгалтером, выйдя на пенсию, увлекся пчеловодством и вел занятия на курсах пчеловодов. Но это, скорее, хобби. Хотя и подтверждает, что учить других – это семейное.

- Когда у вас зародилась тяга к преподаванию?

- У меня сохранились детские воспоминания, что учить кого-то хотелось лет с трех. Помню, как в детском саду меня сажали перед детьми читать книгу. Мне нравилось, что меня все слушают. Наверное, это чувство сохранилось с раннего детства. В первую очередь стараюсь сама заинтересоваться тем, что рассказываю.

- Вы рассказывали, что в вашей семье и прабабушка и бабушка получили хорошее образование, что в то время было огромной редкостью.

- О, это была интересная история, ставшая семейной легендой! Моя бабушка училась в гимназии в Харбине. Так получилось, что прабабушка, будучи уже с двумя детьми, вышла замуж за австрийца. Они уехали в Китай, где ее муж владел кондитерской фабрикой. Однажды прабабушка уличила своего супруга в неверности. Забрав детей и один чемоданчик, она уехала в Новосибирск. Здесь моя бабушка отучилась в советской школе, окончила фельдшерские курсы, а потом бухгалтерские.

С самого моего рождения бабушка говорила, что я обязательно должна уехать в Россию. Мы оказались в Средней Азии случайно и задержались в силу разных обстоятельств. Бабушка же считала, что мы должны вернуться. Окончив школу, в 18 лет я поехала в Новосибирск и поступила в университет на экономический факультет. Мне всегда нравились гуманитарные науки, но в то же время я была сильным математиком. Тогда специальность «экономическая социология» показалась мне идеальным сочетанием. Я не представляла себя ни в какой сфере, кроме преподавательской. Выбирала между школой и вузом и предпочла последнее. С четвертого класса носила очки, и мама отговаривала от школы: представь себе, что каждый день будешь проверять стопки тетрадей! Кроме того, у нас дома постоянно толпились студенты. Мама не только преподавала на филфаке, но и руководила театральной студией. Мне было очень интересно общаться с ними. До сих пор мы дружим в соцсетях, переписываемся.

- Вы рассказывали, что ваша семья всегда была очень дружной, что вы всегда поддерживали друг друга.

- Моя мама преподавала в пединституте одни из самых сложных предметов: историческую грамматику русского языка и диалектологию. Обычно студенты не любят и боятся этих предметов. Мама старалась сделать их не только понятными, но и интересными. Чтобы освоить материал, она выписывала словари древнерусского языка. До сих пор помню, как мы ходили на почту и получали эти огромные книги, все 15 томов. И когда она писала диссертацию, помогала вся семья. Дедушка своим каллиграфическим почерком заносил информацию на карточки, складывал их в специальные ящички. Бабушке это не доверяли, слишком непонятный почерк, я писала лучше в третьем классе. Эта работа была очень интересной и это здорово нас объединяло.

- Помните, как вы начинали преподавать?

- В Омский технологический институт я попала после университета. Таких вузов было всего четыре в стране. Встретилась с ректором, мне дали комнату в общежитии. А студентов увезли на картошку. Мне было неуютно в новом городе, где я не знала ни души. К тому же, когда приходила на кафедру, меня называли не Галкой, а Галиной Георгиевной. А мне было всего 22.

Первые мои лекции были у студентов - взрослых заочников шестого курса. Поскольку это был институт бытового обслуживания, то в аудитории сидели директора ателье, магазинов, а я выглядела очень юной. Захожу в аудиторию, а там дамы в мехах и бриллиантах. Читала я им политэкономию социализма. И очень радовалась, что даже этот предмет стал им интересен. И вот это то самое чувство, когда ты сумел удержать аудиторию, она к тебе прислушивается - это и есть, наверное, самое интересное в нашей работе.

- Где вы встретились с будущим супругом?

- Поступать в аспирантуру я поехала в Москву. Там мы с мужем и познакомились. Выяснилось, что с его стороны тоже целая педагогическая династия. Дедушка, Виктор Васильевич Кондратьев, преподавал в Саратове в нынешнем техническом университете. С малых лет муж видел, как он готовится к лекциям. До сих пор у нас сохранилась его библиотека и конспекты работ. Кроме того, там же преподавал и отчим мужа. Мы тогда решили, что жить будем в Саратове. Когда я училась в аспирантуре, родилась дочь. Были девяностые и тогда все, кто имел экономическое образование, пробовали себя в бизнесе. Я открыла фирму, которая, кстати, проработала больше десяти лет. Но меня все равно тянуло к преподаванию. И я сделала свой окончательный выбор не в пользу бизнеса.

- Как вы считаете, отличаются ли сегодняшние студенты от студентов прошлых лет?

- Они изменились за последние двадцать лет. В нулевых студенты хотели хорошо зарабатывать и готовы были для этого много работать, даже если работа не очень нравится. Сейчас ситуация несколько другая. Есть те, кто не заинтересован в большом объеме работы и большой зарплате. Они очень ценят свободное время. Возможно, сказались внешние факторы, то, что жизнь стала лучше. Многие, возможно, рассчитывают на родителей. Они готовы искать себя, выбирать занятие по душе, для них важно делать то, что им нравится.

- Возможно, это не так и плохо!

- Конечно, хорошо, когда человек ищет и находит то, что ему нравится. Но с другой стороны это может привести к инфантилизму. Некоторых начинает затягивать сам процесс поисков, они определяются очень поздно, что не может не сказаться на развитии карьеры. И они воспринимают такое положение дел спокойно. Раньше, мне кажется, такого не было.

- Насколько меняется стиль изложения материала?

- Важны основы дисциплины, кроме того, следует больше уделять внимания практической стороне, жизненным примерам. Это помогает студентам лучше усвоить материал. Очень помогают информационные технологии, визуализация. В последнее время я стараюсь еще больше взаимодействовать с разными организациями, увязывать учебный процесс с реальными проблемами организаций. В прошлом учебном году наши студенты-третьекурсники все курсовые проекты делали по заказу организаций. Для ребят важно понимать, что эти вещи действительно нужны реальным работодателям. Мы учим их управлению проектами и это сегодня очень востребовано.

- Я понимаю, что со школьниками вы общаетесь не очень тесно, но можете порассуждать, чем отличаются сегодняшние ребята, скажем, от вас?

- Я до сих пор помню многое из своей школьной программы. Даже из тех предметов, которые мы не очень любили. И школьные знания «вбиты» в меня крепко. В школе я была такой «фифой», как меня называли родные. Музыкальная школа, всегда с книжками, вся такая романтичная, тургеневская барышня. Так вот, моих школьных знаний вполне хватало, чтобы починить ламповый телевизор. Я могла читать схемы и заменить предохранитель в любой технике. Сегодняшние молодые люди знают, что у них под рукой есть любая информация, достаточно влезть во всемирную сеть и написать соответствующий запрос. Так что они не считают нужным загружать себя лишней информацией, они очень быстро могут ее найти.

- Не всегда наши преподаватели зарабатывали хорошо. Особенно на первых порах. Помните, каково пришлось вам, когда вы пришли работать в саратовский вуз?

- Первый год был сложным. Дочь пошла в первый класс, я дописывала диссертацию, после большого перерыва вернулась в вуз. Поскольку защищалась в Москве, мне приходилось периодически туда ездить. Но я была безумно счастлива, поскольку занималась любимым делом, и мне как-то хватало той самой начальной зарплаты. Меня всегда очень поддерживали мои родные: дочь, муж и мама. Возможно, такой у меня склад характера – довольствоваться тем, что есть. А когда работаешь с удовольствием, возможности появляются сами. Первый грант фонда Евразия был уже года через два и сумму нам выделили весьма ощутимую. Был еще грант, по которому семестр я работала в университете Индианы. Очень был интересный этап, когда увлеклась написанием учебников и много писала под заказ. Интересный опыт работы в системе дополнительного профессионального образования, где работать с людьми взрослыми нужно уже по-другому.

- Ваша дочь выбрала профессию?

- Пока она не является продолжателем нашей династии, - улыбается Галина Георгиевна. Она занимается музейными проектами и сейчас работает в Москве в музее истории ГУЛАГа. Хотя, конечно, вузовская среда ей близка, во всяком случае, после окончания магистратуры ее как работодателя приглашают на защиту магистерских диссертаций.

Ольга ЛЕТУВЕТ