Бордо: печаль и гордость буржуазии

Один из красивейших европейских городов Бордо еще и один из самых респектабельных и неторопливых. Буржуазность Бордо — почти поговорка. Буржуазность в смысле городской культуры, жизненного пространства, сочетающего комфорт и красоту. Знаменитая набережная Гаронны, которая в этом месте делает изящный полукруг, за что исторический центр прозвали Портом Луны, похожа на маленький Париж. Но копия эта более совершенна, чем оригинал – в силу изысканной строгости и эталонной архитектурной упорядоченности, не позволяющей башенкам, шпилям и прочим излишествам нарушать плавную гармонию.

- Бордо более буржуазен, чем Париж, - на идеальном французском (без пошлых сокращений и фонетических упрощений) уверял нас почтенного возраста прохожий, бордолье с 40-летним стажем, элегантный, как рояль и изысканный, как мадригал. - Но буржуа Бордо печальны, - поведал он случайным туристам, прятавшимся от мелкого дождика под каштанами на площади у собора Святого Андрея, и тут же разъяснил причину буржуазной грусти: - В Бордо нет молодежи. Университетские корпуса расположены на другом берегу Гаронны, а для бордолье — это уже не город, а периферия.

Бордо и, правда, не молодежный город, здесь нет места тусовкам и дискотекам (туристы не в счет, они не нарушают размеренного течения здешней жизни), не случайно Бордо называют «спящей красавицей». Даже на центральной улице Сен-Катрин, одной их самых длинных пешеходных улиц Европы, кажется, что толпы ходят чинным строем.

Возможно, причина такой строгости города, которая способна удивительным образом регламентировать эмоции людей, его населяющих и посещающих, в долгом столичном статусе. Чуть ли не со времен Цезаря Бордо было столицей Аквитании — сначала римской провинции, потом средневекового королевства, сейчас исторического региона на юго-западе Франции.

С тех времен, когда город был обнесен крепостной стеной (и буржуа стали называться те, кто жили внутри этой стены), в Бордо сохранилось несколько городских ворот. Над одним из входов, через который шли паломники по пути Святого Якова, сохранилась башня Гросс-Клош (большой колокол). Горожане так любили его медленный звон, что когда Генрих II искал способ наказать жителей за неподчинение, он приказал сбросить большой колокол на землю. Только спустя 13 лет на радость всем добрым людям был отлит и установлен новый колокол, который вновь начал отмечать неспешное течение здешней жизни, а в критических случаях призывать к оружию или оповещать о пожаре.

Внутри старого города находится то, что называют «золотым треугольником» - витрина роскоши Бордо, не потускневшая за несколько веков. Есть тут и невероятной красоты исторические памятники. Среди них, конечно же, базилика Св. Михаила, построенная в 14-16 веках в изощренном стиле «пламенеющей готики», с отдельно стоящей колокольней 15-го века и собор Св. Андрея, освященный в 11-м веке. Немного в стороне - живописные руины дворца Гальен, амфитеатра 3-го века, который на своих деревянных трибунах мог уместить 15 тысяч зрителей.

Но, конечно, в последние столетия Бордо — столица виноделия. Настоящее королевство виноделов, производящих вино, которое настолько замечательно, что в честь него расширили цветовую палитру. Бордосская жидкость — тоже из этих мест. Ученый-ботаник Милларде по приказу французского правительства придумал ее состав для защиты виноградников от грибка.

В прошлом году в Бордо было открыто La Cité du Vin (Пространство, территория вина). В стеклянном здании, напоминающем бокал великана — гигантский, но с изящными линиями, разместилась экспозиция, повествующая об истории и географии виноделия. Бордосские виноделы, а также местные ценители и любители вина оказались выше местечковых предрассудков — они представляют вино со всех уголков мира во всем его великолепии, используя все современные медиавозможности. И инсталляции про античность и средневековье, и всевозможные видеоинсталляции про торговые морские пути, про литературные и живописные цитаты на тему о… Коллекция запахов позволяет создать собственное фруктово-ягодно-цветочное сочетание и выслушать мнение эксперта про эксперимент. Отдельная тема — объяснения и рассказы сомелье за импровозированными ресторанными столами. Нашлось место и для рассказов про техническую и рекламную сторону виноделия.

Недавно французские виноделы в очередной раз встали на защиту собственного продукта. Они боролись с природными вредителями и производителями красителей, а сейчас угроза пришла из соседней Испании, самой крупной винодельческой страны мира. Французские частные винодельческие хозяйства (шато) выступили против модернизации процесса, по пути которой в целях экономии пошли испанцы. Хочется надеяться, что традиции окажутся сильнее технического прогресса, потому что в мире должно оставаться что-то настоящее.

Светлана СУРЖЕНКО, фото автора