Беседа с инсайдером. Исаев в ночи и Радаев forever

- Привет, как дела?

- Отвратительно.

- Ты про гибель Сергея Утца?

- Именно. Огромная потеря для друзей, для пациентов. Да и вообще для региональной политики. Я уже не говорю о семье...

- Согласна. Но давай все-таки абстрагируемся от этой трагедии. Я точно знаю, что Сергей Рудольфович любил читать наши слухи.

- Я постараюсь. Но для начала ты вопросы задавай.

- Хорошо. Что там пошел за шорох по поводу того, что Дмитрия Федоровича Аяцкова хотят выдавить из политеха?

- Ну, не шорох, а вполне логичное продолжение внутреннего конфликта, который раздирает этот вуз уже давно. Практически с момента отстранения Игоря Плеве от руководства. Тогда ДФ расправил плечи, взял себе в конфиденты исполняющего обязанности Афонина и директора Гагаринского колледжа Захарченко. А потом молодой и рьяный Захарченко и идущий у него на поводу Афонин начали отодвигать Аяцкова от неминуемого счастья.

- То есть банальная междоусобица?

- Именно.

- А почему федеральное начальство не вмешается? Сгубят ведь вуз.

- Там сами в непонятках, до сих пор не назначен министр образования, а именно эта структура курирует высшие учебные заведения. Ты же знаешь, что у нас два подразделения, ведающих обучением народонаселения — министерство просвещения — школы, там вроде как министр есть, и образования — это вузы, там главного еще не назначили.

- Не порадовала.

- Попробую. Врут, что в головном офисе Владислава Бурова, что в Москве, в одночасье разогнали весь отдел по связям с общественностью. А там была очень сильная команда. Говорят, компания взяла курс на полную закрытость. Более того, врут, что в ближайшее время в «Ведомостях» будет напечатана какая-то убойная статья, которую очень опасается господин Буров.

- Знаешь, если людям скрывать нечего, то они средств массовой информации не боятся.

- Ты наивная? Или притворяешься?

- Конечно, наивная. Слушай, а что там за скандал в Подлесном? Даже на федеральном ТК «Лентач» несколько строк про экстремизм написали. А «Лентач» - это более 160 тысяч подписчиков.

- В Подлесном все хорошо. Точнее так: там все так же плохо, как и везде. Но отчего-то там, по слухам, шалит пара известных тебе господ — Моисеев и Гайдук.

- Может, там у них бизнес-интересы?

- Не думаю. В Подлесном с бизнесом как-то не очень. Я интересовалась этим населенным пунктом. И по всему выходит, что весь этот шум-гам — чисто политические игрища.

- Забавно. Что еще?

- Еще очень смешная история. Говорят, что у главы Саратова Михаила Исаева работают несколько секретарей. Трудятся сутки через двое или сутки через трое...

- Как охранники?

- Не знаю, не перебивай. А столь странный режим работы связан с тем, что Михаил Александрович сидит на работе до трех-четырех часов ночи, пьет чай, кофе или еще что...

- А чего он домой не идет?

- Потому что в час, в два ночи может позвонить сам высший разум. Раньше он, разум, отзванивался до часу ночи, а теперь разница часовых поясов...

- Может, поэтому у перевода часов было столько противников?

- Может. Но продолжим городскую тему. Журналисты, которые были на последнем заседании городской думы, ошеломлены. Если не сказать больше…

- А что такое?

- Народ обалдел от поведения Дмитрия Сорокина, нового депутата от КПРФ. Все ждали горлопана-главаря, а на заседание явился интеллигентнейший человек в костюме, который ни разу не повысил голос, был вежлив и корректен. Короче, никакого шумливого пиара, как на заседаниях облдумы.

- Погоди, может, осмотрится, освоится и начнет права качать?

- Не знаю. Но журналисты в шоке.

- Поживем, увидим. Слушай, а ты знаешь что-нибудь о волейбольной команде «Протон»? Неделю назад столько шума было...

- Я знаю одну из версий. Вроде как федеральная волейбольная ассоциация или федерация, я не очень в теме волейбола разбираюсь, была недовольна руководством клуба. И рекомендовала с этим руководством разобраться областному правительству.

- Погоди, я закончу: правительство вместе с водой выплеснуло ребенка! Типа нет клуба, нет руководства?

- Именно.

- Я всегда знала, что у нас супервысокопрофессиональное правительство.

- Ну да, конечно.

- Что еще?

- Еще, по слухам, на праздновании юбилея завода Орджоникидзе, где директором депутат облдумы Дмитрий Ханенко, не дали слово для приветствия председателю ОПы Александру Ландо и председателю ТПП Алексею Антонову.

- А господин Ханенко знает, кто у нас кто в области? И что Александр Соломонович не то что первый после бога, но иногда и главный вместо?

- Это ты что-то сильно завернула. Но то, что наш аксакал столь же влиятелен, как и губернатор, это очевидно. Впрочем, ты же знаешь, что Ханенко дружит с очень нужными и очень влиятельными людьми.

- Кстати, о нужных и влиятельных. А чего так один медийный пул унижает Валерия Радаева? Совсем страх потеряли?

- Врут, что это делается с благословения высшего разума, который хочет, чтобы Валерий Васильевич ушел с должности сам.

- Не верю. Если бы высший разум об этом губернатору сказал, то тот бы уже давно паковал чемоданы.

- Ты не веришь в людей. Врут, что Валерий Васильевич ждет, когда ему подыщут достойное место.

- Вот это да! Тогда у нас Радаев — forever!

- Ну не скажи. Врут, что в непонятках, что случились в Хакассии, обнаружен явный след депутата Глеба Хора, а это человек нашего Вячеслава Викторовича. И господин Кириенко намерен этим обстоятельством воспользоваться.

- Ты опять говоришь непонятные мне вещи…

Елена Микиртичева