Антон Беляков: «Иногда медицина становится плутоватой в погоне за прибылью»

Вот и в Саратове раскинули свои кабальные сети чудо-доктора. «Чудо» не только потому, что ставят мифические диагнозы буквально на глазок, но и потому, что заламывают за излечение фантастические суммы.

Как рассказала обратившаяся в наше издание жительница Саратова, ее на подобный диагностический сеанс, чуть было не закончившийся личным банкротством, зазвали по телефону, номером которого она, кстати, ни с кем не делилась. На сеансе у женщины диагностировали проблемы с позвоночником и лишним весом, что, впрочем, чудом не является, поскольку героиня истории – пенсионерка, а они с подобными проблемами маются каждая вторая. Но в медцентре, полный адрес которого известен редакции (правоохранители, милости просим!), женщине пообещали вернуть молодой статус-кво за два года и 91 тысячу рублей.

Само собой, таких денег у женщины не было не то что с собой, но и вообще, поэтому любезный персонал стал склонять ее к оформлению кредита: всего-то по 3800 рублей в месяц, на фоне пенсии обычной саратовчанки – сущая мелочь. По мере сопротивления пациентки таяли и улыбки «медработников», и ее окончательный отказ был встречен демонстративным разрывом уже готовых к подписанию бумаг.

Впрочем, подобные неудачи в работе центра редки – обычно пациентов удается уломать без проблем. Так что центр до сих пор функционирует и процветает, несмотря на то, что в соцсетях о нем бытует неоднозначное мнение: представлены как гладкие до заказухи отзывы, так и рассказы преимущественно бывших сотрудников, о том, какие соковыжимательные методы используются при работе с клиентами.

«Репортер» обратился за комментарием к члену Совета Федерации РФ, депутату Госдумы РФ 5-го и 6-го созывов, председателю Общественного антикоррупционного комитета, врачу по образованию Антону Белякову.

- Антон Владимирович, сегодня в стране огромное количество медицинских центров. Согласны вы с тем, что главная задача большинства из них – не столько вылечить, сколько заработать на больных?

- Не могу с вами полностью согласиться. И в бюджетной, и в небюджетной медицине есть как врачи, так и деляги. Даже в коммерческой медицине, не говоря уж о государственной, далеко не все делается в коммерческих целях – порой врачи работают из чистой благотворительности. Если уж говорить о коммерческих медучреждениях, то они, собственно, и создаются с целью получения прибыли от оказания медицинских услуг населению. И следует признать, что порой весьма трудно соблюсти баланс между качеством этих услуг, ответственностью медработников за это качество, и стоимостью работ. Кто-то находит эту тонкую грань и придерживается ее, достигая хороших клинических результатов и пользуясь заслуженным признанием пациентов, передающих это признание из рук в руки. Но кто-то готов до последнего гнаться за прибылью – обманывать пациентов, оказывать некачественные услуги, ускользать от ответственности.

- В провинции бытует мнение, что темных пятен в данной сфере все же больше... Вы не считаете, что государство совсем устранилось от контроля за платными медицинскими услугами?

- Конечно же, государственный контроль над деятельностью всех медицинских учреждений – и бюджетных, и коммерческих – сохраняется и действует. Хочу отметить, что к коммерческой медицине внимание государственных контролирующих инстанций даже большее. При огромном спросе на государственную лицензию на осуществление медицинской деятельности получение этой лицензии – дело весьма непростое. Требования к соискателям настолько строгие, что кое-кто в профессиональном сообществе считает их несправедливо завышенными. Однако если получение лицензии контролируется весьма строго, то над дальнейшей деятельностью уже лицензированного учреждения контроль заметно ослабляется.

Отсюда – и ненадлежащее качество оказываемых услуг, и врачебные ошибки. Кстати, за врачебные ошибки медработники крайне редко несут какую-либо ответственность – разве что в самых вопиющих и оттого резонансных случаях. Я лично из последнего могу припомнить историю, случившуюся в Новосибирске, когда женщине по ошибке ампутировали не ту ногу, и в соответствии с решением суда потерпевшая пациентка получила компенсацию в размере 2,1 млн. рублей. Но все же виновные во врачебной ошибке крайне редко привлекаются к ответственности.

В первую очередь это происходит из-за того, что у нас в стране нет по-настоящему независимой медицинской экспертизы. Ее проводят, по сути, коллеги доктора, допустившего ошибку. Стоит ли ждать объективного заключения от тех, с кем он каждый день здоровается за руку, кому сдает смену, с кем отмечает День медицинского работника? А при отсутствии объективной независимой медицинской экспертизы не приходится говорить ни об объективном качестве оказываемых медицинских услуг, ни об обоснованности их стоимости.

- Способы выкачивания денег из пациентов известны: направление на всестороннее обследование, сдача миллиона анализов (нужных и не нужных). Как несведущему человеку понять, когда рекомендуемое обследование действительно ему необходимо, а когда это чистой воды «развод»? И можно ли в принципе доказать факт «развода», чтобы потом через суд вернуть хотя бы часть денег?

- Конечно же, неспециалист никак не может ни понять, ни доказать это. В какой-то мере функцию экспертов берут на себя страховые организации, правда, только когда лечение оплачивается за счет медицинской страховки, а не за счет собственных средств пациента. В последнем случае он в полном смысле слова действует на свой страх и риск, поскольку доказать необоснованность поборов и даже фактический обман ему будет совершенно невозможно.

Единственный выход в подобной ситуации – не спешите расставаться с деньгами. Проконсультируйтесь с несколькими специалистами, посоветуйтесь с друзьями, пошарьте в Интернете, наконец. Да, все это, даже вместе взятое, не заменит профессиональных знаний, но и они не являются 100%-ной гарантией. Как шутил один из моих институтских преподавателей, медицина как точная наука находится на втором месте – после хиромантии. Так что два самых квалифицированных специалиста могут иметь по одному и тому же вопросу два противоположных мнения, и оба будут верными.

- В Саратове появился диагностический центр, в котором после бесплатного обследования от посетителя требуют заключить кредитный договор. При этом действуют очень агрессивно… Как вы думаете, откуда у таких центров базы данных саратовцев? Ведь звонят по телефону, предлагают обследоваться. Причем по телефону и до момента заключения договора менеджеры от медицины приветливы и сладкоголосы, а после отказа от рекомендуемого лечения они превращаются в церберов.

- Схема может быть далеко не столь проста, как вы излагаете. В частности, иногда человеку могут предложить обследование и лечение по сниженной цене, и даже вообще бесплатное, в рекламных целях. Но, к сожалению, в большинстве подобных случаев в таких центрах исследуют и диагностируют вещи более чем странные – энергетические поля, ауру, карму и тому подобное. Оборудование для исследования всего этого не является высокотехнологичным и дорогостоящим, да и работник, проводящий такое исследование, не обязательно должен быть медработником. Под стать такой диагностике и последующее лечение – в качестве лекарств назначаются БАДы, средства китайской медицины и так далее.

Так что себестоимость подобных медицинских услуг невысока, чего нельзя сказать о цене. Но если у пациента этих денег нет, то тут как раз в ход идут предложения о кредите. Порой пациент даже не отдает себе отчета, что не лечится в рассрочку, а именно берет кредит, причем даже не всегда в банке, а в микрокредитной организации, то есть под чудовищный процент. И такие грабительские кредиты берутся зачастую для оплаты буквально трехкопеечных лекарств. Помню, на Новом Арбате благоденствовала контора, которая за 70-80 тысяч рублей продавала баночки с пилюлями, цена которым была чуть более тысячи, о чем можно было узнать из открытых источников!

Хочу обратить внимание, ваше и всех: для того, чтобы на месте получить кредит, на этом самом месте должен находиться представитель кредитно-финансовой организации. Вот слабое место у мошенников, позволяющее поймать их за руку. Стоит только заинтересоваться, почему их представитель сидит наготове в нелицензированном медицинском учреждении и выдает кредиты, да дать понять, что эта информация дойдет до Центробанка, как представитель быстренько собирает свои бумаги, а финансовая организация столь же быстренько устраняется от участия в деятельности медцентра. Следует отметить, что финансовое законодательство у нас в последнее время серьезно ужесточилось, так что лишние проблемы банкам совсем ни к чему. Я советую и в саратовской ситуации подойти к коварному медцентру с этой стороны.

Андрей АПАЛИН