Алексей Зудин: «Подростки для политиков – удобная ниша»

Отныне шествие вашего сына в рядах оппозиции может выйти вам боком – руководитель ГУ по противодействию экстремизму МВД России Тимур Валиулин на заседании Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека предложил ввести ответственность за подобное для родителей, а также учителей несовершеннолетних. Эта инициатива стала развитием идеи Валентины Матвиенко, поданной спикером Совета Федерации еще в мае этого года.

А то сегодня малолетки ходят на митинги, а завтра они, еще и бороды не отрастив, уже вовлечены в экстремистские организации. По мнению Валиулина, взрослые, осознавая нависшую над ними ответственность, будут прикладывать больше сил для спасения молодежи от подобной перспективы.

"Репортер" обратился за комментарием к члену экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексею Зудину.

- Алексей Юрьевич, на самом высоком уровне сейчас обсуждается вопрос о введении ответственности родителей и учителей за участие подростков в незаконных политических акциях. Поддерживаете ли вы это? И насколько корректно привлекать к ответственности за поведение тинейджеров педагогов, у которых гораздо меньше инструментов влияния на своих подопечных, нежели у родителей?

- Это очень деликатный и сложный вопрос. Без сомнения, родители несут ответственность за действия своих детей до достижения последними совершеннолетия, возраст которого устанавливается законодательно. Эта норма действует не только у нас, но практически во всех странах мира. Поэтому неправильно говорить, что родители никакой ответственности не несут. Вопрос, скорее, заключается в том, какая это ответственность и какие меры закон предусматривает за уклонение от нее. И это уже вопрос к экспертам, занятым разработкой законодательства в сфере семейных отношений, и он нуждается в тщательной, детальной проработке. Решать его сгоряча, с наскока – совершенно непозволительно.

Что же касается школы и учителей, то их ответственность несколько иного рода. Это скорее ответственность за качество воспитания, которое дети получают в образовательном учреждении. И в этом отношении компетентность учителей оценивается в ходе соответствующих аттестационных процедур, а качество самого воспитания – отраслевыми стандартами, разработанными специалистами Министерства образования и науки. Поэтому в отношении школы дисциплинарные меры ответственности лично я бы обсуждал с особенной осторожностью. Школа, как институт, наделенный правом дисциплинировать учащихся, все же ограничена своими базовыми функциями, и возлагать на нее всю меру ответственности за поведение детей за ее пределами проблематично, причем куда более, нежели это применительно к родителям и семье. И тем не менее роль школы как важнейшего института социализации и патриотического воспитания молодежи должна быть существенно расширена, особенно в деле подготовки молодежи ко взрослой жизни, в превращении молодежи в полноценных граждан с высокой правовой культурой.

Семья и школа – это социальные институты, которые традиционно несут ответственность за поступки и судьбы подрастающего поколения. После них в дело вступают СМИ, общественные организации и так далее, но их роль далеко не столь значительна. В общем, искомый ответ на ваш вопрос должен быть не прямым и однозначным, а достаточно узкоспециализированным. В частности, нужно вести речь об изменении возраста уголовной ответственности детей и подростков за совершаемые ими правонарушения, в сторону его снижения. Мы регулярно получаем информацию о том, как подростки совершают тяжкие правонарушения и не несут за это должной ответственности в силу своего возраста. Мне кажется, наше законодательство должно быть приведено в соответствие с требованиями времени и окружающей действительности в сфере защиты прав граждан и общественного правопорядка. Я считаю, что ответственность несовершеннолетних за правонарушения, допущенные за пределами школы, должна быть даже ужесточена.

И еще – мне кажется, что в школу должны вернуться, и занять в ней должное место, общественные организации, как взрослые, так и детские и юношеские. Среди первых следует отметить, прежде всего, родительские комитеты, со вторыми вопрос чуть более сложный. Конечно, глупо говорить о возрождении таких чрезмерно идеологизированных и политизированных организаций, как пионерская или комсомольская. Но все-таки восстановить роль общественных молодежных организаций в деле воспитания подрастающего поколения, особенно воспитания патриотического, не только возможно, но и необходимо.

Суммируя вышеизложенное, вкратце выражусь так: только повышение правовой ответственности несовершеннолетних, вкупе с возобновлением в полном объеме роли общественных организаций в деле воспитания подрастающего поколения в школе и за ее пределами, может дать нужный, долгосрочный эффект.

- В последнее время политическая активность подростков, учащихся школ действительно возросла. С чем вы это связываете?

- Ну, это вопрос чисто технического характера, во всяком случае, какая-то его часть, касающаяся функционирования социальных сетей. В этой части решение заключается в мониторинге и адекватном регулировании данной сферы, с целью отсечения негативного и деструктивного контента.

Сейчас многие фиксируют данную проблему на имени Навального, но как по мне, это чересчур навязчиво. На мой взгляд, Навальный – это не столько конкретная политическая персоналия, сколько определенное общественное явление, и в этом смысле любой политик авантюрного толка может быть назван «Навальным». Такого рода деятели всегда заняты поиском наиболее удобной для себя социальной ниши, и как раз школьники и студенты – точнее, некоторая их часть – являются для навальных такой нишей. Не секрет, что молодежь – среда, наиболее эмоционально подвижная и в то же время неустойчивая. Подростки склонны к быстрой и зачастую кардинальной смене точек зрения, идеологических позиций и тому подобного. Они еще не имеют собственного четкого мнения о своем месте в обществе и находятся в состоянии непрерывного поиска.

В свете вышесказанного лично я не стал бы так драматизировать тот факт, что политикам авантюрного склада удается достаточно легко мобилизовать в свои ряды школьников и студентов. Скорее, этого и следует ожидать, с учетом особенностей молодежи как социальной категории. Да и произошедшее в 90-е годы и до сих пор сказывающееся в нашем обществе ослабление базовых институтов социализации сыграло в этом свою неблагоприятную роль. Поэтому, на мой взгляд, к протестной активности молодежи у общества должно быть адекватное отношение. В частности, действия правоохранителей должны оставаться строго в рамках закона. Ну, и не следует забывать о профилактике со стороны школы и общественных организаций, а также о патриотическом воспитании в полном объеме. Ведь только та молодежь, что считает себя органичной частью своей страны и своей истории, не ставит под сомнение свою связь с будущим этой страны и останется глуха к любым экстремистским и деструктивным призывам. Впрочем, определенная опасность все-таки остается, в силу уже упомянутых мною личностных особенностей молодежи. Но наша главная задача – не допустить превращения этой проблемы в системную.

- Насколько обоснованно в данном случае введение такой жесткой ответственности в отношении родителей, как штраф, реальный срок, или лишение родительских прав?

- Закон необходимо соблюдать. Если он предусматривает штраф – надо штрафовать. Если лишение родительских прав – надо лишать, правда, в самом крайнем случае, после всестороннего обсуждения и скрупулезного взвешивания всех обстоятельств дела. Но мне кажется, что лишение родителей их прав на том только основании, что их ребенок систематически участвует в протестных акциях, как минимум неправомерно. В подобных случаях следует ограничиваться штрафом – это достаточно действенный способ повышения уровня родительской ответственности за действия их детей. Ну, а лишение свободы в качестве меры ответственности будет вообще контрпродуктивной и даже репрессивной мерой, с точки зрения тех задач, которые она призвана решить, полностью извращающей и дух, и букву закона.

Андрей АПАЛИН