Алексей Слаповский: «Апологеты репрессий пытаются сварганить из дерьма конфетки»

Бывают преданные и добровольные рабы, которые довольны, что в нынешнем времени тоже немало «паскудного и унизительного», замечает в своем блоге писатель, драматург Алексей Слаповский.

«В очередной раз наткнулся на статейку о репрессиях, где опять говорится, что безвинно посаженных и расстрелянных было не N миллионов, а N минус X, где X те, кто был посажен и расстрелян за дело. Следовательно, репрессии были, да, масштабные, но нет, не массовые.

Мне надоела эта арифметика. Я застал не сталинское, а брежневское время. Намного мягче. Но точно знаю: как и при Сталине, продолжалось унижение людей каждый день. Конечно, сидеть в своем углу и молчать не так тяжко, как в лагере или в тюрьме. Но тоже мерзко. Подчиняться идиотизму – мерзко. Видеть вынужденное лицемерие отцов, друзей, самому прибегать к нему, хоть и подхихикивая, - мерзко. Унизительно.

Напоминаю: говорить открыто то, что думаешь, было нельзя никому, нигде и ни по какому поводу. Тотально. Допускалось вольнодумство, но в каких пределах? Вот цитата из пьесы А. Гельмана «Протокол одного заседания», написанной в ту пору: 

«Потапов. Когда мы возвращались со склада, он говорит: «Да-а, коммунизм-то, видать, не скоро построится!»
…Айзатуллин (внезапно поднялся). Товарищ бригадир, почему вы явились на заседание партийного комитета в нетрезвом виде?..»

Человек, усомнившийся в скором строительстве коммунизма, воспринимался как пьяный придурок. Если же он сомневался в коммунизме как таковом, могли упечь в психушку. А то и куда подале. 

Я не собираюсь тут писать статью о способах, видах, особенностях морально-психологического контроля, давления, надзора, знаю, как свидетель и потерпевший, что все это было. Независимо от того, кто как воспринимал. Иным нравилось. Бывают же преданные и добровольные рабы.

Мне кажется, у апологетов репрессий, которых не только меньше, чем раньше, но даже больше, есть, помимо прочих, тайная психологическая причина быть таковыми: они чуют, что в нынешнем времени, в его духе, в ветрах, испускаемых властью, жадно улавливаемых широко и сладострастно распахнутыми ноздрями подначальственного люда, тоже немало паскудного и унизительного. 

Но признавать себя обгаженным кто же хочет? Вот они и пытаются сварганить из дерьма конфетки. А ведущие политических ток-шоу федеральных каналов раздают эти конфетки тоннами. Их понять можно, они патриоты за деньги. Кстати, вы помните, чтобы когда-то пропагандистские передачи занимали столько эфирного времени?

Для меня вопроса, сколько было репрессировано при Сталине, нет. Вернее, есть один простой ответ: репрессированы были все. Унижены ложью, лицемерием, двоедушием и двоемыслием. 

Нет вопроса и в том, являются ли нынешние властители наследниками Сталина. По внутренней сути – являются. В первую очередь это видно в культивации лжи и лицемерия сверху донизу. Правда, тогда это часто делалось ради идеи, а сейчас из-за шкурного страха и ради бабла. Идеология всегда неплохо прикрывала воровство.

Когда плюют в рожу, все равно, из каких побуждений это делается. Но кто-то утирается и говорит: так надо! И не всем ведь плюют! А многим и за дело! И кто вообще сказал, что плевать в рожу так уж плохо? И слизывают с восторгом благодатную слизь».

Алексей Слаповский

Подписывайтесь на наш телеграм-канал
Загрузка...