Александр Ермишин: «Вопрос в том, насколько опасно сжигать у нас подмосковный мусор»

Французская компания - владелец цементного завода в Вольске - намерена закупать ежегодно до 300 тысяч тонн мусора в Подмосковье. Для производственных нужд. В Саратовской области мало мусора? Комментирует Александр Ермишин, председатель регионального отделения партии «Яблоко» и общественного движения «Жить здесь».

- LafargeHolcim владеет четырьмя цементными заводами в России. Причем три из них в Московской области и только один из них в Вольске. Если речь идет о мусоре из Подмосковья, то логично и эффективно сжигать его после сортировки и переработки в RDF тут же в Подмосковье, чем везти его почти за 1000 км. в Вольск. 

Думаю, что при таком плече доставки эффективность этого вторичного топлива для цементных печей существенно снижается. Поэтому мне кажется, что конкретно для Вольска это пока только гипотетическая проблема, не смотря на то, что владельцы заводов одни и те же.

В Саратове тоже много мусора, который не сортируется, а захоранивается «как есть» на мусорных полигонах вокруг Саратова, но все-таки не сравнимо с Москвой и Подмосковьем. Очевидно, что цивилизация движется в направлении сортировки и переработки мусора. 

Но раздельный сбор и сортировка – это не самоцель, а необходимая часть технологической цепочки, предшествующая переработке. В результате существенная часть бытового мусора может быть переработана Refuse Derived Fuel (RDF) или альтернативное топливо, которое используется, например, в цементных печах.

Однако, вопрос не в том, мало в Саратовской области мусора или много, а в том, насколько опасно сжигать переработанный в RDF мусор с точки зрения экологии. В этом у меня огромные сомнения, учитывая то, что при таком способе переработки подразумевается, что опасные отходы, как то батарейки, ртутные лампы, пластики, сознательные граждане собирают отдельно и их попадание в гранулы RDF исключено. 

Как мы все понимаем, в жизни все далеко не так. Поэтому у меня огромные сомнения в «выгодности» сделки, о которой идет речь в вопросе, с точки зрения всего комплекса вопросов и в первую очередь экологии.